Линки доступности

Эксперты: Россия в Афганистане будет "дуть на воду"

  • Вадим Массальский

Международная конференция в Афганистане, участниками которой стали многие ведущие государства мира, вызвала широкий отклик и в Москве. Российские СМИ активно цитируют выступление в Кабуле министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, которое, как считается, выражает принципиальную позицию политического руководства страны по вопросам афганского урегулирования.
При этом, акцент делается на заявление главы внешнеполитического ведомства о том, что Москва «вносит вклад в восстановление» афганской экономики и финансов. В частности, российские власти уже списали долг Афганистана на общую сумму в 12 млрд. долларов. Кроме того, Сергей Лавров пообещал «помогать формированию силовых структур Афганистана, в том числе путем увеличения числа офицеров афганской полиции, подготовка которых осуществляется в России».

Глава МИД еще раз озвучил и наиболее чувствительную для России тему борьбы с наркоугрозой, которую необходимо вести "по всей цепочке производства и распространения наркотиков - от ликвидации посевов наркокультур до пресечения поставок прекурсоров и включения наркоторговцев в санкционные списки Совета Безопасности ООН".

По словам Сергея Лаврова, Москва ожидает от правительства Афганистана и от сил международной коалиции «более решительной борьбы с афганской наркоиндустрией». Со своей стороны, Россия, как участник ОДКБ и ШОС, подтверждает готовность этих организаций «к антинаркотическому сотрудничеству», подчеркнул российский министр.

Впрочем, некоторые эксперты в Москве заявляют, что глава внешнеполитического ведомства РФ не сказал в Кабуле ничего принципиально нового и, тем более, сенсационного, даже когда озвучил идею проведения в Сочи в августе этого года встречи президентов Пакистана, Афганистана, Таджикистана и России. Такое мнение разделяет и руководитель Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар. Вместе с тем, позиции Москвы и Вашингтона, считает эксперт, сейчас значительно близились и разногласия между ними «можно назвать тактическими, а не стратегическими», хотя Россия и оставляет себе поле для маневра, например, когда речь идет «об индивидуальном подходе» при амнистировании и попытках реинтеграции в афганское общество так называемых умеренных талибов.

«И еще из выступления господина Лаврова я сделал вывод, - продолжает Омар Нессар, - что Россия готова увеличить помощь афганской армии и полиции, только в случае одобрения такой помощи западными партнерами, а если конкретно – только при финансовой поддержке Запада».

Что же касается настоятельного призыва России приступить к широкомасштабному уничтожению маковых полей в Афганистане и обсуждению афганской наркоугрозы уже на уровне Совета Безопасности ООН, то пока этот подход, как считает аналитик, «не встретил особой поддержки со стороны других участников кабульской конференции».

«Конечно, наркопроизводство и наркотрафик –это одни из важнейших афганских проблем, но пока их, к сожалению, невозможно решить одним взмахом косы по плантациям мака, - продолжает разговор старший научный сотрудник института Востоковедения РАН Владимир Сажин. - Здесь нужен комплексный подход с привлечением как глобальных, так и региональных структур». В этой связи, полагает профессор Сажин, действительно полезным может быть планируемый саммит в Сочи лидеров Афганистана, Пакистана, Таджикистана и России, которые способны выработать общий подход к созданию своего рода антинаркотического «кольца безопасности» вокруг афганской границы.

По мнению кандидата исторических наук Владимира Сажина, такую российскую инициативу не стоит рассматривать, как конкуренцию активной американской дипломатии в регионе, примером которой служит нынешний визит в Исламабад и Кабул госсекретаря США Хиллари Клинтон и ее участие в подписание крупнейшего афгано-пакистанского торгового договора. Сочинский саммит, полагает аналитик, следует рассматривать как еще один «региональный формат» диалога по афганскому урегулированию.

«Конференция в Кабуле еще раз показала, что кардинальных разногласий между Москвой и Вашингтоном сегодня нет, - делает вывод сотрудник Института Востоковедения Владимир Сажин, - а есть тактические спорные вопросы, которые можно разрешать».

Конференция завершается, что же дальше? Какого нового уровня взаимодействия на афганском направлении следует ожидать между Москвой и Вашингтоном, между Москвой и Брюсселем? На эти вопросы Русской службы «Голоса Америки» с весьма осторожным оптимизмом отвечает научный сотрудник Московского Центра Карнеги, ведущий российский специалист по современному исламу Алексей Малашенко.

«Теперь все будет зависеть от того, как будет развиваться ситуация в Афганистане, - размышляет московский эксперт, - если международная коалиция одержит какие-то военные победы, если она сможет действительно наладить контакты с умеренными талибами, если начнется создание некоего правительства национального единства, то и у России появятся возможности вести активную политику в Афганистане».

В общем, прогнозирует Алексей Малашенко, Россия станет поддерживать в Афганистане «успешную Америку», но будет «вести себя осторожно» и внимательно «смотреть на компас урегулирования», если ситуация будет оставаться напряженной, а вместо обещанного вывода американских войск «начнется обыкновенная ротация». «Может это покажется циничным, - признает эксперт, - но все это объяснимо печальным советским опытом в Афганистане, ведь когда однажды обожглись на горячем молоке, уже дуют на холодную воду».

Другие материалы на эту тему читайте здесь

  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

XS
SM
MD
LG