Линки доступности

Афганистан: итог 10-летней войны


Американский солдат в деревне под Кандагаром угощает конфетами афганских детей.

Американский солдат в деревне под Кандагаром угощает конфетами афганских детей.

Эксперты не исключают, что после вывода войск США и их союзников в 2014 году, в стране вновь вспыхнет гражданская война

После десяти лет войны в Афганистане американские войска готовятся покинуть эту страну к концу 2014 года. При этом возникают тревоги о судьбе афганской стратегии США и о том, как вывод войск повлияет на ситуацию в самом Афганистане и во всем регионе.

По мере того как США и их союзники начинают готовить свои войска к выводу в ближайшие три года, возникают новые страхи возможного возобновления гражданской войны в Афганистане.

Аналитики указывают на тревожные тенденции. По их мнению, Талибан перешел к более смелым атакам в городских районах и попыткам устранения влиятельных фигур. Примером последнего является недавнее убийство экс-президента Афганистана Бурхануддина Раббани.

Профессор Военного колледжа армии США Ларри Гудсан считает, что из-за отсутствия ясных результатов нынешнего конфликта вероятность возвращения к кровавому хаосу, подобного тому, что охватил страну в начале девяностых, возрастает.

«Боюсь, мы стоим на пороге новой войны, – говорит он. - Я знаю, что многие афганцы говорят: нет, этого не будет, потому что мы просто устали от войны. На это я и надеюсь – что усталость от войны к этому и приведет. Но, боюсь, исход войны в Афганистане не очевиден. Талибан не сокрушен, но с другой стороны он и не одержал верх над нынешним режимом».

Выступая на недавних слушаниях в Конгрессе, тогда еще председатель Объединенного комитета начальников штабов, адмирал Майк Маллен предупредил о возможности новой гражданской войны, если президент Хамид Карзай не займется решительной борьбой с коррупцией, процветающей в его правительстве.

«Если мы и дальше будем выводить войска теми же темпами, а системная коррупция не будет сдерживаться, то мы рискуем оставить после себя правительство, которому едва ли будут доверять афганцы, – заявил Маллен. – В лучшем случае это приведет к локальным конфликтам внутри страны. В худшем – к коллапсу правительства и гражданской войне».

Стратегия США по борьбе с повстанцами состоит в том, чтобы ослабить Талибан до такого состояния, чтобы они были вынуждены сесть за стол переговоров – при одновременном укреплении потенциала центрального правительства по обеспечению безопасности в стране через подготовку местных военных и полицейских структур.

Ключевым элементом этой стратегии является подготовка пространства для примирительного процесса между правительством и, по крайней мере, некоторыми элементами Талибана. Однако недавняя волна терактов привела многих к мысли о том, что Талибан не заинтересован в переговорах. После убийства экс-президента Раббани, возглавлявшего Высший совет мира, даже президент Хамид Карзай заявил, что не будет вести переговоры с Талибаном.

По мнению бывшего спецпредставителя ЕС по Афганистану Франческа Вендрела, возможность примирения пока не исчезла окончательно, но «находится в коме». Он считает, что убийство Раббани лишь усилило этнический и региональный раскол, из-за чего достичь примирения будет чрезвычайно сложно:

«Если все останется как есть в ближайшие три года, вероятность гражданской войны будет очень высокой, потому что, среди прочего, убийство Раббани лишь убедило северян – неважно, нравился ли им Раббани или нет, – что Талибан выступает против них, и поэтому лишь еще больше настроит их против идеи поиска компромисса с Талибаном».

Вендрел сказал, что не удивится, если Талибан просто дождется ухода войск США и НАТО, чтобы после этого приступить к активным действиям.

Официальные лица США считают, что события все еще развиваются в благоприятном направлении. На недавних слушаниях в Конгрессе министр обороны Леон Панетта не придал большого значения недавним атакам, в том числе нападению на посольство США в Кабуле.

«По нашему мнению, эти изменения в тактике являются результатом того, что перевес оказался на нашей стороне, и свидетельством слабости повстанцев. Хотя в целом насилие в Афганистане идет на спад – причем особенно заметно это в тех районах, где мы усилили наше присутствие, – мы должны более эффективно пресекать эти атаки и ограничивать возможности боевиков создавать впечатление, что ситуация с безопасностью ухудшилась».

Однако, подчеркнув, что он высказывает исключительно личное мнение, Ларри Гудсан указал, что индикаторы, с помощью которых оценивается успех антиповстанческой стратегии, показывают далеко не полную картину.

«Думаю, это неверная оценка ситуации, – говорит он. – Она начинается с того, что мы достигли боевых успехов на юге и юго-западе, а эти заявления основываются на таких показателях, как число жертв, число атак и так далее. Но они не подходят для оценки повстанческой деятельности или борьбы с ней – здесь нужно понимать стратегические умонастроения Талибана и его сторонников».

Тем временем Пакистан продолжает играть противоречивую роль в этом регионе, и она может оказать влияние на направление развития событий. США обвинили пакистанскую разведслужбу в поддержке Талибана или связанных с ним группировок, которые осуществили недавние атаки. Заявив, что он не будет вести переговоры с Талибаном, президент Карзай сказал, что он все же будет работать с Пакистаном, который он называет «другой стороной». После этого афганский лидер вылетел в Дели, чтобы подписать документ о стратегическом партнерстве с Индией – давним противником Пакистана.

Франческ Вендрел обеспокоен тем, что действия президента Карзая могут привести к тому, что Пакистан не будет выходить из Афганистана, но напротив, будет предпринимать более рискованную тактику:

«Думаю, этот визит только усилит паранойю Пакистана, что Индия и Афганистан объединятся, и Пакистан будет зажат между ними. И если действительно, Афганистан намерен использовать индийских инструкторов для обучения военных и полицейских, это будет очень плохо, потому Пакистан будет крайне недоволен этим».

Вендрел предполагает, что Пакистан может изменить свое отношение к Афганистану, если США потребуют от Индии проявлять более открытую позицию по двусторонним индийско-пакистанским проблемам, включая «кашмирский вопрос». Но эта проблема слишком сложная и по-прежнему является источником серьезных трений в отношениях между двумя странами.

Другие новости о событиях в мире читайте в рубрике «В мире»

XS
SM
MD
LG