Линки доступности

Афганское наркопроизводство – вызов мировому сообществу

  • Василий Львов

Международный форум с таким названием открылся в среду 9 июня в Москве. На протяжении двух дней эксперты и политики будут обсуждать, как бороться с наркотиками, идущими из Афганистана.

Напомним, что Россия – главный потребитель афганского героина. Объемы потребления – 70 тонн в год на сумму 14 миллиардов долларов – такие цифры назвал исполнительный директор Управления по наркотикам и преступности ООН (ЮНОДК) Антонио Коста, приехавший на форум.

В форуме участвовал президент РФ Дмитрий Медведев, утвердивший Стратегию государственной антинаркотической политики России до 2020-го года. Выступая на встрече, президент Медведев говорил об ответственности всего мирового сообщества за происходящее и о необходимости решать проблему наркотиков вместе.

Для этого в рамках российско-американской двухсторонней президентской комиссии существует группа по борьбе с наркотиками. Ее возглавляют Гил Керликовске, директор американского Управления администрации президента США по вопросам государственной политики в области контроля за незаконным оборотом наркотиков, и Виктор Иванов, директор Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков.

По словам американских и российских политиков, стороны успешно обмениваются информацией, и это помогает им в борьбе с наркотиками. Однако официальные лица России периодически делают настойчивые заявления о том, что Америка должна уничтожить опиумные поля Афганистана – источник более чем 90% героина в мире.

Ситуация осложняется тем, что крестьянам, собирающим мак, не на что больше жить.

Если администрация Джорджа Буша-младшего видела решение проблемы наркотиков в уничтожении маковых полей, то кабинет Барака Обамы, как известно, выступает против этого. «Опыт последнего десятилетия привел нас к заключению, что широкомасштабного уничтожения посевов опиумного мака недостаточно для разрыва связи между наркотиками и экстремизмом. Практиковавшаяся прежде политика уничтожения посевов толкнула многих бедных афганских крестьян к вступлению в ряды повстанцев, но не привела к серьезному сокращению потока опиума и героина в другие страны», – разъясняет американскую позицию на страницах газеты «Известия» специальный представитель США по Афганистану и Пакистану Ричард Холбрук.

Администрация Обамы делает упор на развитие сельского хозяйства в Афганистане – альтернативу опиумным полям. Впрочем, стоит отметить, что доход от продажи опиума, вопреки спаду цен на героин в последнее время, – больше, чем от продажи сельскохозяйственных культур.

Вот как смену курса в американской политике видит руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа Анатолий Цыганок: «Политика Обамы, в отличие от политики Буша, заключается в том, что для НАТО самая главная задача – навести сотрудничество с афганскими крестьянами. Это уже совсем другая задача. Если раньше на первом месте стояла борьба с Талибаном, с Аль-Кайдой, то в последние два года задача – улучшить отношения с крестьянами».

«После вхождения [в Афганистан союзнических войск] в 2001-м году никто ничего не истреблял, – говорит в свою очередь независимый военный обозреватель Павел Фельгенгауэр. – И Буш этого не делал. Все прекрасно понимали, что сначала надо там укрепиться, а потом уже думать всерьез об этом». «Понятно, что, поливая с самолетов дефолиантами маковые поля, можно точно погубить все усилия по стабилизации в Афганистане, – продолжает эксперт. – В результате это будет не только источником для героина, но и снова станет местом для базы Аль-Кайды».

На форуме Виктор Иванов предложил для начала уничтожить четверть опиумных полей. Будет ли это иметь ощутимый эффект, и не вызовет ли в то же время волнений среди афганских крестьян? У Талибана и так 15 тысяч тонн «готового товара», возражает Анатолий Цыганок. О том же говорит и Павел Фельгенгауэр.

Еще один пункт, в котором сходятся эксперты, – слабая борьба с афганским наркотрафиком в России. Оба говорят о Таджикистане, через который проходят наркотики. «Вывоз идет по воздуху, – рассказывает Фельгенгауэр, – и перехвата в действительности там нет». «Без сотрудничества с российскими силовыми структурами трудно представить, чтобы этот транзит так хорошо работал», – заключает он.

Между тем «европейские политики считают, что это внутренняя проблема Росси, и не хотят это взваливать на себя», полагает Анатолий Цыганок.

В качестве примера эффективной борьбы с наркотиками он привел Иран, где наркоторговцев публично казнят. Павел Фельгенгауэр косвенно возразил, отвечая на вопрос «Голоса Америки», что попытки бороться с наркодельцами «по-средневековому» – посредством публичных казней – не дали результатов, раз в Иране столько наркотиков.

Среди последних предложений Виктора Иванова было еще одно – «составить список лендлордов, владеющих землей в Афганистане, и внести земли южных провинций в общий кадастр».

Анатолий Цыганок отреагировал на это положительно: «Все эти лендлорды никогда у себя деньги не имели. Естественно, что эти деньги находятся в каких-то банках. Не об Афганистане речь идет – о том, чтобы перекрыть каналы в Америку, Европу, на Ближний Восток».

Показательно, что разногласия между Анатолием Цыганком и Павлом Фельгенгауэром, которые до сих пор говорили достаточно похожие вещи, начинаются, когда речь заходит о России и НАТО.

Фельгенгауэр считает, что «Россия совсем ничего не делает, чтобы сотрудничать с НАТО в Афганистане». «То, что Россия сейчас концентрируется [на проблеме маковых полей], – говорит он, – это повод показать, что американцы и НАТО в Афганистане ничего не делают, а, наоборот, только вредят. Это полемика, это не способ решения какой-то проблемы. Россия не предлагает, Россия только требует, причем довольно жестким тоном, не делая практически ничего, чтобы помочь стабилизировать там ситуацию». «Пока что нельзя сказать, конечно, чтобы Россия поддерживала противников американцев в Афганистане. Но и поддержки никакой реальной нет», – добавил он.

Павел Фельгенгауэр вспоминает о начале военной кампании в Афганистане и о том, как Россия предоставляла НАТО в Афганистане «значительное число боевой техники». «Тогда поддержка была, – делает он вывод. – Сейчас поддержки нет, и эти свары из-за афганского наркотрафика лишь дают дополнительный повод высказывать недовольство и ничем не помогать».

Сотрудничество между Россией и НАТО – есть, не соглашается Анатолий Цыганок. Он перечисляет те же направления, что и Ричард Холбрук – сотрудничество полицейских, помощь техникой. Так, Холбрук пишет: «Содействие со стороны России воздушному и наземному транзиту в Афганистан позволило выполнить почти 300 авиарейсов через ее воздушное пространство и доставить в Афганистан более 35 тысяч человек и ценные грузы».

Однако, говорит Фельгенгауэр, «то соглашение, которое в прошлом июле было подписано в Москве о транзите американских самолетов через российское воздушное пространство, не выполняется, потому что Россия не хочет его выполнять».

Анатолий Цыганок, в свою очередь, предъявляет упрек Североатлантическому альянсу в том, что он «не хочет воспринимать ОДКБ – ни под каким соусом», несмотря на рекомендацию ООН.

Как будут развиваться непростые переговоры о способах борьбы с афганским наркотрафиком, покажет завтрашний день.

Как сообщает Служба новостей «Голоса Америки», министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Совет Безопасности ООН должен придать афганской наркоугрозе статус одной из главных угроз миру и стабильности на планете.

По мнению главы российского МИДа, НАТО необходимо приложить более значительные усилия для уничтожения маковых полей и нарколабораторий в Афганистане. Сергей Лавров призвал Соединенные Штаты бороться с афганской наркотороговлей так же активно, как и с контрабандой кокаина из Латинской Америки.

XS
SM
MD
LG