Линки доступности

Российские эксперты об итогах поездки президента США в Афганистан

Как сообщал «Голос Америки», в среду 2 мая в результате взрыва заминированного автомобиля в Кабуле погибли по меньшей мере семь человек, двадцать получили ранения. По информации афганских властей, теракт произошел через несколько часов после завершения необъявленного визита президента США Барака Обамы в столицу Афганистана.

По данным полиции Кабула, взрыв автомобиля, осуществленный смертником, произошел на Джелалабадской дороге, идущей в восточном направлении. Объектом атаки, по всей видимости, был тщательно охраняемый район «Зеленая деревня», где проживают сотни иностранных работников.

Местные власти утверждают, что в результате взрыва были убиты пять мирных жителей и один представитель службы безопасности. В НАТО заявили, что все нападавшие были убиты сотрудниками местных спецслужб.

Ответственность за атаку взял на себя Талибан. В ходе своего краткого визита Обама и президент Афганистана Хамид Карзай подписали соглашение о стратегическом партнерстве.

Дипломатическая победа Обамы

Директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» заметил, что последние события показывают: противоречия между движением Талибан, США и правительством в Кабуле сохраняются.

«Как мы знаем, переговоры [с талибами] начались, но потом были прерваны, – добавил он. – Судьба этих переговоров пока не ясна. Судьба Афганистана после вывода американских войск также остается туманной. Поэтому здесь, конечно, и речи нет о том, что каким-то образом имеющиеся противоречия были улажены».

Тренин подчеркнул, что Обама ездил в Афганистан не для того, чтобы вести переговоры с Талибаном, а для того, чтобы договориться с Кабулом.

«И это тоже было непросто. То соглашение, которое Обама подписал с Карзаем, до этого было в центре внимания [сторон] в течение последних месяцев. И то, что американцам все-таки удалось договориться [с Кабулом], это, конечно, некоторая дипломатическая победа Обамы», – констатировал он.

По его мнению, президенту США сейчас очень важно показать, что он «не только держит руку на пульсе Афганистана, но и способен реализовывать тот план, который изложил ранее – план вывода американских войск на фоне передачи ответственности за Афганистан кабульскому правительству».

«Разумеется, это требует договоренностей между Вашингтоном и Кабулом о характере отношений в условиях вывода американских войск, равно как и в дальнейшем», – заключил директор Московского центра Карнеги.

Что на уме у талибов?

У заместителя директора Института США и Канады РАН Павла Золотарева несколько иная трактовка событий, и он не склонен называть вояж Обамы дипломатической победой или поражением.

«Это ни то и ни другое, – сказал он в интервью «Голосу Америки». – Действительно, руководство США с учетом сложившихся реалий склоняется к тому, чтобы ставить вопрос о коалиционном правительстве, имея в виду, что с Талибаном можно сотрудничать. Для того, чтобы закрепить эту мысль, что иначе ничего не получится, Талибан еще раз продемонстрировал свою силу. Так что здесь противоречий нет».

Договор с Кабулом затрагивает вопросы безопасности, экономики и управления, а также подробно излагает основы отношений США и Афганистана после 2014 года. В соглашении не оговаривается присутствие на афганской территории американских войск, однако в нем содержится обещание оказывать Афганистану помощь в течение десяти лет после полного вывода из страны военнослужащих США.

Золотарев находит вполне реалистичным согласованный план.

«Ведь не только американцы, но и другие страны тоже прилагают усилия, чтобы поставить на ноги органы обеспечения безопасности Афганистана – армию, Министерство внутренних дел и так далее», – аргументирует он.

В этих целях, на его взгляд, можно обойтись и без присутствия военных структур.

«И потом, нельзя забывать, что у американцев кроме армии есть масса частных структур со своими службами безопасности, которые активно использовались и в Ираке, и в Афганистане. Поэтому, когда говорят, что не будет военных – это не значит, что там не будет людей с оружием», – резюмировал замдиректора Института США и Канады.

Насколько очевиден предвыборный контекст вояжа Обамы?

«Все, что делает американский президент в год выборов, разумеется, имеет некоторый внутриполитический контент, – убежден Дмитрий Тренин. – Так что во всем этом, конечно, есть предвыборный момент».

С ним солидарен Павел Золотарев.

«Понятно, в значительной степени визит носил предвыборный характер. И потом надо учитывать, что одна из задач американцев – обставить свой уход таким образом, чтобы он ни в коем случае не выглядел поражением, а оптимально – чтобы он казался победой. На практике, наверное, получится что-то посередине», – заключил он.

Запутанный афганский узел

Ранее, выступая с отчетом в Госдуме РФ, премьер-министр и избранный президент Владимир Путин заявил, что интересы Запада и России в Афганистане до известной меры совпадают.

«Мы понимаем, что происходит в Афганистане, заинтересованы, чтобы ситуация там была под контролем, и не хотим, чтобы наши солдаты воевали на таджикско-афганской границе. Сейчас там западные силы, НАТО. Дай им Бог здоровья, пусть работают. Надо помогать им решать проблемы стабилизации ситуации в Афганистане, или нам придется это делать самим», – в частности, отметил он.

С таким подходом категорически не согласны российские коммунисты. Секретарь ЦК КПРФ, заместитель директора Центра исследований политической культуры России Сергей Обухов подтвердил корреспонденту «Голоса Америки», что в его партии отрицательно относятся к размещению «базы» НАТО в Ульяновске.

«Потому, что у нас перед глазами пример базы в Манасе в Киргизии, со всеми вытекающими отсюда последствиями, начиная с наркотрафика и заканчивая поведением самих американцев по отношению к “туземцам”. Мы не хотим быть туземцами», – пояснил он.

По его словам, коммунисты абсолютно не верят в перспективность российско-американского сотрудничества по афганскому вопросу.

«В итоге все заканчивается тем, что наркотрафик как шел, так и идет через Россию и травит ее», – сказал Обухов.

Речь Путина в Госдуме он прокомментировал так: «Владимир Владимирович много чем нас пугает. То он пугал, что в стране всем руководит “вашингтонский обком”, распространяющий “оранжевую проказу”. Поэтому никакой веры в его “страшилки” у нас нет».

Ему представляется, что отчет Путина в Государственной Думе показал довольно невысокий уровень компетентности премьера по многим аспектам.

«Более того, мы были поражены: 12 лет человек у власти, а разбирается в серьезных вопросах весьма поверхностно. У нас есть собственные экспертные оценки, и мы опираемся на них», – подытожил секретарь ЦК КПРФ.

Павел Золотарев отнес высказывание Путина скорее к образному выражению мысли.

«Но оно отражает суть проблемы, – считает он. – Россия заинтересована в том, чтобы НАТО и США не спешили уходить из Афганистана до тех пор, пока там не будет нормализована ситуация. В противном случае последствия придется в значительной мере расхлебывать нам».

Негативное отношение к ульяновской базе эксперт отчасти объяснил тем, что некоторые политические силы стремятся использовать этот момент в своих интересах.

«А еще надо учитывать, что с середины 90-х годов в российском обществе последовательно наращиваются антиамериканские настроения, – продолжил Золотарев. – И это при том, что руководство страны не имеет таких настроений. Наоборот, [Москва] старается в основном выстраивать нормальные отношения с США и там, где можно, стремится помочь. Но в обществе антиамериканские настроения сильны».

С его точки зрения, виноваты в создавшемся положении, прежде всего, США направленностью своей политики на Балканах, в Косово, Грузии и ряде других регионов мира.

Другие новости о событиях в мире читайте в рубрике «В мире»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG