Линки доступности

Украинские эксперты тепло отзываются об усыновителях из Соединенных Штатов

КИЕВ – История гибели трехлетнего россиянина Максима Кузьмина (в США он получил имя Макс Шатто), усыновленного американской семьей из Техаса, практически, не комментируется украинскими экспертами, политиками, общественными деятелями. В отличие от России, в украинском обществе мало уделяют внимания проблемам усыновления детей американскими родителями. По-видимому, просто потому, что нет негативных случаев.

Это несмотря на то, что согласно официальным данным Государственного департамента Соединенных Штатов, в 2012 году 395 детей из Украины обрели семьи в Америке. По количеству усыновлений в США – это пятый показатель после Китая, Эфиопии, России и Республики Корея.

Американцы, говорят эксперты, берут на воспитание, как правило, тяжелобольных детей, ограниченных в движениях, отстающих в своем развитии от сверстников.

По сообщению информационного агентства УНИАН, сегодня в Украине зарегистрировано 26 тысяч детей на усыновление, из них только полторы тысячи детей в возрасте до пяти лет. По предварительным данным, в 2012 году украинские граждане смогли усыновить около двух тысяч детей, в то время как иностранцы почти в три раза меньше – семьсот детей.

Украинские эксперты отмечают, что официальная процедура усыновления, как для иностранцев, так и для украинцев бесплатна и кажется довольно простой, но не быстрой по времени. «Часто приходится сталкиваться с коррупцией, платить деньги для ускорения процесса, – говорит Русской службе «Голоса Америки» директор благотворительного фонда «Счастливый ребенок» Альберт Павлов.

Советский менталитет

Он утверждает, что факты сотрудничества украинских детей с американскими родителями до сих пор не вызывали сомнений или каких-либо нареканий. В качестве примера он рассказывает о двух случаях: история началась два года назад в селе Калиновка Запорожской области страны, где находится психоневрологический интернат с 120 пациентами.

Альберт Павлов говорит о том, как американцы подходят к процессу усыновления: «Они не скрывают факта усыновления, публикуют фотографии в Фейсбуке о том, как украинские дети адаптируются в Соединенных Штатах, побуждая своим примером других граждан страны поступать также», – отмечает Альберт Павлов.

Украинцы, по его мнению, поступают несколько иначе: «В большинстве своем украинцы пытаются усыновить здорового маленького ребенка. В нашем менталитете с советских времен заложено, что усыновление это некое подтверждение каких-то отклонений в семье. В Америке такого нет. Там усыновление нормальная ситуация», – говорит Альберт Павлов.

Не верь глазам своим

Он считает, что украинцы имеют шанс увеличить количество усыновлений, однако это произойдет лишь после того, как в стране улучшится экономическая и социальная ситуация.

Два случая о бывших пациентах Черниговского дома-интерната Запорожской области Украины – это две истории о том, как два мальчика с ограниченными возможностями перебрались жить в приемные американские семьи. За сорок лет существования этого учреждения, подобное здесь случилось впервые.

«Я помню, в каком состоянии к нам попал Саша Колесник из запорожского дома малютки «Солнышко», – рассказывает по телефону Русской службе «Голоса Америки» директор интерната Николай Славов, – ему было лет шесть. У нас он был около года, весь измученный, истощенный. Мы организовали ему пятиразовое питание в день, но организм не принимал пищу. Отечественные врачи не могли определить, почему это происходит, он практически не двигался уже. Мы думали о самом худшем. И совсем по-другому Саша стал выглядеть после того, как уехал с новыми родителями в Соединенные Штаты».

Он говорит, что сначала не поверил своим глазам, когда увидел присланные из Южной Каролины фотографии с изображением Саши. «На них Саша выглядит как нормальный ребенок, плотненький и розовощекий. Первое, что мне захотелось узнать, какую методику применили американцы, чтобы поставить на ноги ребенка», – рассказывает Николай Славов.

Как оказалось, в Соединенных Штатах Саше сделали качественный анализ внутренних органов и выявили паразитов, которые не позволяли его маленькому организму усваивать необходимые для роста ферменты. Это притом, что аналогичные анализы, по словам Николая Славова, были сделаны в отечественных районных и областных клиниках. Однако они не выявили подобных отклонений в организме маленького пациента интерната.

Просто Леша

Еще одна история из этого же интерната посвящена Леше Макаренко. В 2012 году о нем и других пациентах этого заведения был сделан видеофильм «Забытые дети Украины». Его создали британские документалисты телеканала ВВС 4. Леша, а по-другому его здесь не называли, демонстрирует в кадре ловкость движений и невероятный оптимизм, подчас непонятный многим обычным здоровым людям: «У Леши нет ни ручек, ни ножек, есть только останки конечностей. Его забрала американская семья, в которой уже была приемная девочка из Казахстана, – продолжает Николай Славов. – Они не объясняли мне, зачем они это делают. Наверное, им просто хотелось помочь ребенку».

Перед тем как уехать в Соединенные Штаты, члены новой семьи месяц прожили с Лешей под одной крышей. Николай Славов говорит, что ребенок ждал своих родителей, он верил, что когда-нибудь в его жизни появятся папа и мама. «Леша был моим любимчиком в интернате. Перед отъездом, я ему сказал, ну, хорошо, теперь пойдем к Кате, Ларисе (таким же, как и он, жителям интерната – Т.Б.). Но он ответил – нет, я хочу к папе и маме. Позже я получил фотографию из этой семьи и видел, что Лешу держат на руках девочка из Казахстана. У него на лице была довольная, настоящая улыбка. Не знаю, о чем думают политики, но мы не можем создать такие условия для детей, как это делают в Америке», – отмечает Николай Славов.

Николай Славов считает, что интернат, которым он руководит, должен подвергнуться модернизации, детей нельзя, словно, солдат, держать в помещениях по двадцать – сорок человек. Особенно таких, – умственно отсталых, с ДЦП, страдающих гидроцефалией и другими тяжкими формами заболеваний.

ВАШИНГТОН – У Роберта и Джули Вилардо из Цинциннати, Огайо, есть трое своих детей. Но в какой-то момент они почувствовали, что Бог направляет их к тому, чтобы усыновить ребенка. «Мы считаем, что нам повезло с семьей, с работой, и что мы можем помочь другим, поделиться нашим счастьем», – сказала Джули в интервью Русской службе «Голоса Америки».

Роберт – баскетбольный тренер в школе, его жена – зубной врач. Пять лет назад они усыновили первого ребенка – Лауру, восьмилетнюю девочку из Казахстана.

«Нами двигало желание помочь сироте, дать ей нормальную семью вместо детского дома. В итоге мы получили замечательную дочку, – продолжает Джули. – И несколько лет назад мы задумались над тем, как еще мы можем помочь ребенку. В какой-то момент мы услышали о программе Reece's Rainbow, которая занимается помощью больным детям, в том числе с усыновлением».

На этот раз у семьи заняло около года решиться на этот шаг: «Мы молились, обсуждали, действительно ли это то, что нужно нашей семье, справимся ли мы».

По словам матери, несмотря на то, что усыновленный ими десятилетний Леша-Логан практически лишен всех четырех конечностей, процесс адаптации проходит легче, чем она ожидала.

«В плане бюрократии нам было проще, потому что мы уже усыновили одного ребенка, и знали, какие бумаги собирать, к какому социальному работнику обращаться. Соцработница знала нашу семью уже несколько лет, наблюдая за развитием Лауры, – говорит Джули. – Что касается опасений, конечно, когда берешь ребенка с таким тяжелым увечьем, тебе кажется, Боже мой, придется делать за него абсолютно все. А выяснилось, что он может самостоятельно подниматься по ступенькам, много что делать сам. И главное, он хочет делать все сам. Ему придется тяжело работать над этим, но глядя на его характер, я не сомневаюсь, что в будущем он будет независимым человеком. Может быть, ему понадобится помощь в транспортировке. Я не уверена, что он сможет сам водить машину, но я уверена, что мы справимся с проблемами ограниченного словарного запаса, что он научится писать, сможет нормально учиться, стать трудоспособным, и если захочет, в будущем завести свою семью».

До этого пока далеко. За те несколько месяцев, которые Логан прожил в своей новой семье, день в неделю приемная мать посвящает его визитам к врачам, интенсивной терапии. В скором времени, говорит она, он сможет получить протезы.

Контакт с ребенком, признает Джули, не был мгновенным, ей пришлось прожить в детском доме в Украине две недели. К счастью, Джули немного говорит по-русски. Она выучила язык, готовясь принять первую приемную дочь.

Логан говорит в основном на смеси русского и украинского, но называет приемных родителей мамой и папой. По словам матери, старшие дети относятся к нему замечательно и помогают, когда надо. Любимые игрушки мальчика – маленькие управляемые вертолеты.

Когда семья Вилардо услышала о запрете на усыновление детей из России, по словам Джули, это разбило им сердце: «Во многих детдомах в Восточной Европе, несмотря на ограниченные средства воспитатели и врачи делают все возможное для этих детей. Но есть виды инвалидности, с которыми в США можно справиться и жить нормальной продуктивной жизнью, а там дети вынуждены всю жизнь провести в интернате».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG