Линки доступности

Финансовые вызовы «Большой двадцатки»


Идут последние приготовления к саммиту стран-членов «Большой двадцатки», который пройдет 11-12 ноября 2010 года в Сеуле. Южная Корея. 9 ноября 2010 года

Идут последние приготовления к саммиту стран-членов «Большой двадцатки», который пройдет 11-12 ноября 2010 года в Сеуле. Южная Корея. 9 ноября 2010 года

На этой неделе лидеры ведущих экономических держав (стран-членов «Большой двадцатки») встретятся в столице Южной Кореи Сеуле, чтобы обсудить глобальные финансово-экономические проблемы. Перекосы во всемирной экономике мешают увеличению темпов роста и более быстрому выходу из глобального финансового кризиса.

Сегодня быстрыми темпами происходит глобализация экономики – а следовательно, ее усложнение. В Сеуле понадобятся усилия ведущих экономических держав для того, чтобы найти решения сложнейших вопросов, включая механизмы установления курсов валют, уровни процентных ставок с облигациями государственного долга и уменьшение дефицитов государственных бюджетов до приемлемых размеров.

Китай, с его второй по величине экономикой после США, быстрыми темпами роста и огромными золотовалютными запасами, играет в этих вопросах все более значительную роль. Да и Россия скажет свое веское слово во время саммитов «Большой восьмерки» и уже упомянутого саммита «Двадцатки», который откроется в Сеуле 11 ноября.

Франция и Китай активно готовятся к саммиту. В субботу 6-го ноября закончился трехдневный государственный визит китайского лидера Ху Цзиньтао во Францию, который был призван решить несколько важных для обеих стран задач. Председатель КНР Ху Цзиньтао и президент Франции Николя Саркози провели ряд встреч с тем чтобы сблизить позиции в преддверии саммита G-20, пишет онлайновое издание Bloomberg. Кроме того, во второй день пребывания Ху Цзиньтао во Франции состоялось подписание новой серии крупных франко-китайских контрактов, общая сумма которых оценивается в 14-16 миллиардов евро.

Как заверил Ху Цзиньтао, Китай намерен содействовать успеху Франции в период ее председательства в «Двадцатке». Он приветствовал курс внешней политики Франции, направленный на создание многополярного мира, и заявил, что, по его мнению, имеются все предпосылки для того, чтобы увеличить взаимный товарооборот между странами до объема в 80 миллиардов долларов в год.

Франция, которая на будущей неделе станет председателем G-20 – группы, объединяющей ведущие мировые экономики, – ищет возможность отличиться, предлагая реформу международной валютной системы как главный приоритет предстоящего председательства. И французскому президенту в ходе переговоров с главой КНР было необходимо заручиться поддержкой Пекина в попытке проведения этого проекта.

Однако, хотя Пекин и поддержал инициативы Франции, реальный интерес Китая вызывает не столько новая финансовая архитектура, сколько решения, которые будут приняты G-20 в 2011 году. Вопрос, который больше всего заботит китайского лидера: насколько сильным будет давление, которое США способны оказать на других членов организации, требуя повышения курса (ревальвации) китайского юаня. Дело в том, что слишком дешевая китайская валюта поддерживает экcпортно-ориентированный рост КНР, тем самым привлекая инвестиции и создавая рабочие места в Китае за счет других стран, в том числе США и европейских государств.

Для китайского правительства этот вопрос в первую очередь важен в связи с проведением очередного съезда Коммунистической партии Китая в 2012 году. Ху Цзиньтао хочет избежать упреков сторонников жесткого внешнеполитического курса в том, что нынешние руководители подчиняются международному диктату. Внутренняя стабильность, которую обеспечивает постоянный быстрый экономический рост, для китайских товарищей превыше всего.

А потому, несмотря на то, что Пекин, по словам Ху Цзиньтао, поддерживает Францию в ее усилиях обеспечить успех саммита G-20 в будущем году, нельзя ожидать, что Китай пойдет на переоценку курса юаня. Скорее наоборот: Пекин рассматривает французскую инициативу по реформе международной валютной системы как средство ослабить доминирующую позицию американской валюты. Китай уже давно стремится расширить свое влияние в принятии финансовых решений в рамках БРИК и G-20, а теперь заявляет о своем влиянии и в рамках экономических переговоров «Восьмерки».

Однако даже если разногласия по вопросу о курсе китайского юаня удастся утрясти, очевидно, что финансовая реформа займет немало времени, и вряд ли все проблемы, возникающие на пути G-20, могут быть решены союзом Франции и Китая, без участия США. Тем более что у Германии и Великобритании, скорее всего, будет «особая позиция», потому что претензии на лидерство Франции им давно «навязли в зубах».

Создание новой финансовой архитектуры могут осложнить многие имеющиеся между участниками G-20 существенные разногласия. Глобальный экономический порядок после Второй мировой войны был построен на сети международных институтов, таких как Международный валютный фонд, Всемирный банк (ныне Всемирная торговая организация). Однако уроки 1930-х годов остаются в наши дни невостребованными. Тогда протекционистские меры в США и Европе и ослабление резервной международной валюты – британского фунта – стали негативными факторами, ухудшавшими и без того тяжелое экономическое положение в связи с Великой депрессией.

Но как и тогда, политики сегодня задумываются больше не о реализации глобального плана спасения мировой экономики, а над схемами придания первостепенного значения экономике национальной. Кроме того, сегодня курсы основных мировых валют – доллара, евро и иены – падают одновременно на фоне роста цен на золото и сырье. Ключевыми вопросами, волнующими страны G-20, будут высокие уровни национальных бюджетных дефицитов и госдолга, искусственно заниженный обменный курс юаня и глобальные дисбалансы торговли. Если лидеры «Большой двадцатки» смогут достигнуть конкретных соглашений по этим вопросам, появятся реальные перспективы для оздоровления мировой экономики.

Однако если лидеры G-20 так и не смогут прийти к согласию по этим вопросам, то это грозит усилением протекционизма и торговыми войнами. Поэтому страны G-8 и G-20 совместно с МВФ должны очень осторожно подходить к вопросу реформирования финансовой архитектуры. Новая архитектура должна упрощать международную финансовую систему, а не усложнять ее; облегчать инвестиции и способствовать экономическому росту.

Ариэль Коэн – ведущий эксперт вашингтонского фонда «Наследие» по вопросам России, Евразии и международной энергетической безопасности.

Другие новости о событиях в мире читайте здесь

  • 16x9 Image

    Ариэль Коэн

    Директор-основатель Центра энергии, природных ресурсов и геополитики (CENRG) Института анализа глобальной безопасности, и Директор International Market Analysis – компании, занимающейся развитием бизнеса и политическими рисками в области энергии и природных ресурсов. Ариэл Kоэн учился в Гарвардском университете и получил степень магистра и докторат во Флетчерской школе дипломатии и права (Университет Тафтс).

XS
SM
MD
LG