Линки доступности

Валерий Юрлов: «Я все уже давно сам придумал»


Валерий Юрлов на презентации

Валерий Юрлов на презентации

Ветеран российского абстракционизма растолковал американцам свое кредо

Считается, что привозить в Америку работы в стиле абстрактного экспрессионизма означает следовать известной русской пословице про Тулу и самовар. Ведь именно США первыми подхватили в середине прошлого века идеи «абстрактного сюрреализма» француза Андре Бретона и стали пионерами новой школы, дав миру Джексона Поллака, Марка Ротко и других основоположников абстракционизма. Но «самовар» у 79-летнего художника Валерия Юрлова особый, оригинальный, совершенно независимый от американских зачинателей движения и вдобавок с почтенным стажем.

В Музее изобразительных искусств Зиммерли в Нью-Брансуике (штат Нью-Джерси) с декабря прошлого года проходит выставка «В поисках абсолюта: искусство Валерия Юрлова». 4 апреля в стенах музея состоялась презентация этой выставки, на которую приехал из Москвы сам Юрлов. Эксперты, представившие собравшимся его работы, подчеркивали уникальность видения мастера-нонконформиста, никогда не входившего ни в какие художественные движения и группы.

«Эта встреча необычна для нашего музея, – сказала искусствовед Юлия Туловская, куратор выставки. – Впервые персональная выставка российского художника проходит в присутствии автора. Валерий Юрлов, как и его коллеги, был вынужден творить в условиях репрессивного тоталитарного режима, нетерпимого к проявлениям свободы творчества. Он впитал в себя высокие идеи Платона, других великих философов и теологов, развил собственную эстетическую концепцию, которой остается верен и сегодня».

На выставке представлены полотна и графика разных лет, выполненные в стиле минимализма и геометрической абстракции. В его основу художник положил концепцию «Пара форм» и развивающуюся из нее концепцию «Троицы». Он сталкивает, сравнивает и противопоставляет объемы и линейные структуры, упиваясь возникающей игрой смыслов и визуальных метафор. В показанном на презентации 15-минутном документальном фильме о Юрлове о творческой манере художника темпераментно говорил с экрана видный искусствовед, академик Дмитрий Сарабьянов, высоко оценивающий его вклад в русское искусство.

«Юрлов создал собственную систему знаков и понятий, целую философию искусства, которая фактически отгородила его от внешних влияний, – сказала «Голосу Америки» профессор университета Ратгерс Джейн Шарп, специалист по русскому нонконформизму. – Многие художники на протяжении жизни меняют стили, манеру работы. В творчестве Юрлова поражает удивительная степень постоянства, приверженности своему давно избранному кредо. На Западе принята система дефиниций, отделяющих модернизм от постмодернизма. Феноменальное постоянство Юрлова ставит в тупик исследователей, привыкших все раскладывать по полочкам».

Большинство из представленных работ Юрлова взяты из коллекции русского и советского нонконформистского искусства Нортона Доджа, входящей в собрание музея Зиммерли. По словам Туловской, показываются примерно 50 работ Юрлова из двухсот, хранящихся в музее. В середине 1990-х гoдoв Додж и егo жена Нэнси передали свою коллекцию искусства русского нонконформизма в дар музею Зиммерли, открытому в 1966 году на кампусе университета Ратгерс. Нортон Додж умер в прошлом году в вoзрасте 84 лет. Другие работы Юрлова демонстрировались ранее на его персональной выставке, проходившей в Третьяковской галерее в 1992 году, и представлены музею Зиммерли самим художником.

«Валерий Юрлов – одиночка, аутсайдер по своей природе, он всегда сторонился политики, всегда стремился заниматься чистым искусством, – отметила в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» Юлия Туловская. – Художники-нонконформисты, активно участвовавшие в противостоянии советскому режиму, были востребованы на Западе и получили известность. А вот художники типа Юрлова только сейчас начинают получать признание. Русские приверженцы абстракции, к сожалению, пока мало изучены. Только недавно изданы очень хорошие монографии о творчестве Юрлова галереей Надежды Брыкиной». Эта галерея, представляющая, в частности, работы Юрлова, имеет отделения в Цюрихе и Москве.

Валерий Юрлов родился в 1932 году в Алма-Ате. В 1955 году окончил факультет художников книги Московского полиграфического института, где его учителями были Владимир Фаворский и Петр Митурич. Он вдохновлялся идеями своего старшего друга, философа и литератора Виктора Шкловского, жадно впитывал традиции русского авангарда 1920-х годов. Как отмечают аналитики его творчества, Юрлов искал абсолютные формы, кристаллизуя емкие визуальные символы. Понятно, что в условиях жесточайшей цензуры эти работы делались «в стол», не выставлялись годами. А на хлеб насущный мастер, как и многие другие нонконформисты, зарабатывал книжными и журнальными иллюстрациями. Кстати, в экспозиции представлены книги Василия Яна и Федерико Гарсия Лорки с иллюстрациями Юрлова. За иллюстрации к Лорке художнику сильно попало за «левизну» – по его словам, ему четыре года не давали работу.

«Я учился еще в эпоху Сталина, и мои преподаватели сами были своего рода отщепенцами, – сказал Валерий Юрлов, выступая на презентации. – Вопреки официальным установлениям, они стремились увлечь нас идеями авангарда 20-х годов. Как-то ночью я сломал замок в библиотеке и унес альбом Матисса, которым очень тогда увлекся. К счастью, в Москве существовала Библиотека иностранной литературы. С помощью своего тогдашнего мужского обаяния я уговаривал девушек-библиотекарш выдавать мне из спецхрана книжки и журналы о современном западной искусстве».

«Очень рано я пришел к пониманию избранного мною пути, – продолжал Юрлов. – И когда я впервые увидел работы Пикассо и Поллака, мне показалось, что я все уже до них знал и придумал. К 60-му году я вывел свои формулы, а дальше просто им следовал».

Отвечая на вопрос «Голоса Америки» о жизни художника в современной России, Валерий Юрлов сказал: «Общественное признание выражается фактически только в денежном измерении. Других способов, увы, не наблюдается».

Выставка работ Валерия Юрлова продлится до 4 ноября 2012 года.

XS
SM
MD
LG