Линки доступности

Политические предпочтения населения Абхазии

  • Эрика Марат

Данные опроса общественного мнения в Абхазии показали, что большинство населения удовлетворено политической ситуацией в регионе и предпочитает независимость от Грузии. Исследование проводилось тремя учеными: Джоном О’Лафлиным (John O’Loughlin) из Университета Колорадо в Боулдере (University of Colorado-Boulder), Владимиром Колоссовым из Академии наук РФ и Джерардом Толем (Gerard Toal) из Технического университета Вирджинии (Virginia Tech University).

Ученые называют Абхазию «de facto государством», поскольку, несмотря на то, что международное общество не торопится признавать суверенитет Абхазии, большая часть местного населения поддерживает идею независимости. С такой же дилеммой сталкиваются Приднестровье, Южная Осетия и, отчасти, Косово, отметили авторы исследования, выступая в Центре имени Вудро Вильсона 26-го апреля.

Опрос проводился в марте-апреле этого года. Его результаты показали, что большинство населения Абхазии никогда не сталкивалось с дискриминацией на национальной почве, и все этнические группы гордятся собственной этнической принадлежностью. Более половины абхазов и армян склонны доверять полиции. Но только треть грузинского населения в Абхазии правоохранительным органам.

Далее, согласно исследованию, около половины всех жителей Абхазии могут позволить себе в материальном плане все, кроме товаров длительного пользования. Более половины абхазов, армян и русских, проживающих на территории Абхазии, считают, что уровень жизни у них лучше, чем в Грузии. С таким мнением не соглашаются грузины в Абхазии, которые считают, что уровень жизни лучше в Грузии.

По мнению Владимира Колоссова, именно доверие населения к таким институтам как полиция, а также стабильная экономическая ситуация обуславливают признание населением независимости государства. Эксперт отмечает, что часто мнение абхазов, армян и русских совпадает, но отличается от мнения местных грузин в Абхазии.

«Реальность такова, что большинство абхазов считает, что их экономическое положение гораздо лучше, чем в Грузии, поэтому они не заинтересованы в ре-интеграции с Грузией, – продолжает Владимир Колоссов. – Однако грузины в Абхазии не разделяют такого мнения. Они считают, что абхазское правительство не способно обеспечить их основными социальными гарантиями и, поэтому для них административная граница Абхазии представляет собой этническое, экономическое и социальное разделение».

Касательно возможности возобновления военных действий в Абхазии, как показывают результаты исследования, мнения абхазов и грузин также расходятся. Большинство абхазов считает, что возможность войны с Грузией минимальна, но только треть грузин полностью опровергает такую вероятность. Результаты исследования также показали, что подавляющее большинство абхазов, армян и русских поддерживает идею создания российской военной базы на территории Абхазии. Только 20 процентов местных грузин считают, что база необходима.

Результаты опроса были раскритикованы некоторыми участниками дискуссии. А именно, критике подверглась методология исследования и возможное российское влияние на население Абхазии, которое осталось без внимания в ходе исследования. Некоторые участники посчитали, что выборка исследования недостаточно репрезентативна и что для сравнительного анализа необходимо спросить мнение населения Грузии.

Авторы исследования согласились с критикой, что подобного рода опросы необходимо провести и в Грузии. Джон О’Лафлин также согласился с комментариями о влиянии России: «Россия предоставляет около 90 процентов государственного бюджета Абхазии и Южной Осетии, и Россия играет заметную политическую роль в регионе».

Однако, по словам О’Лафлина, главной задачей исследования являлось изучение отношения местного населения к России, а не наоборот – политики России в регионе. «Важно понять динамику происходящего на местном уровне, а не только общих геополитических процессов в регионе», – отметил в заключение Герард Толь.

XS
SM
MD
LG