Линки доступности

Что сделал и чего не сделал президент самопровозглашенной республики

В Абхазии известие о смерти Сергея Багапша вызвало шок. Общество не было готово к такой новости. Еще месяц назад никто не знал о его болезни. Потом сообщения о состоянии здоровья президента непризнанной республики стали туманными, но не предвещали трагического исхода для 62-летнего политика.

Сергею Багапшу досталась послевоенная Абхазия, живущая в условиях экономической и политической блокады. Его приход к власти в 2004 году сопровождался ожесточенной политической борьбой с Раулем Хаджинба, которого в Абхазии называли кандидатом Кремля. Багапш был нежелателен для России, он не принадлежал к системе, был независимым бизнесменом. Его имя вызывало недоверие и в Абхазии, из-за слухов о том, что супруга Багапша по национальности – грузинка.

Сергей Багапш балансировал между Москвой и Тбилиси, отношения между которыми стремительно ухудшались. В августе 2008 года во время недолгой, но горячей войны в Южной Осетии, несмотря на ожидания и даже прямой приказ Кремля об открытии «абхазского фронта», Сергей Багапш не отдал приказа войскам Абхазии атаковать Грузию.

В Абхазии объявлен трехдневный траур. Тело Сергея Багапша будет доставлено из Москвы. Президент отколовшейся от Грузии республики будет похоронен согласно христианским традициям в родном селе, на родовом кладбище рядом с родителями.

Большой дипломат или слишком толерантный Багапш

Абхазский писатель Надежда Венедиктова назвала налаживание стабильных отношений с Россией наиболее существенным внешнеполитическим успехом Сергея Багапша: «Несмотря на то, что Россия вначале не хотела его избрания».

Политический обозреватель Инал Хашиг сказал «Голосу Америки», что и сторонники, и ярые противники в Абхазии восприняли смерть президента как огромную потерю: «Сергей Багапш был самой влиятельной стабилизирующей персоной в стране. Смерть действующего президента, конечно, вызвала, в первую очередь, шок, а также и дискомфорт, связанный с опасениями возможной дестабилизации. Даже самые крайние оппоненты Багапша понимают, что в Абхазии нет в настоящее время равноценной умершему президенту политической фигуры».

Председатель правления Ассоциации женщин Абхазии и секретарь Общественной Палаты Абхазии Натэла Акаба не согласна с прогнозами Инала Хашига о возможной напряженности: «Нет никаких оснований для дестабилизации, согласно конституции пройдут новые выборы через три месяца, смерть президента – это, конечно же, шок, но не политический кризис».

Натэла Акаба уверена в неизменности внешнеполитических приоритетов Абхазии: «Курс Абхазии на государственную независимость и стратегическое партнерство с Россией останется неизменным, потому что именно такой курс представляет жизненную необходимость для Абхазии».

Господин Хашиг отмечает, что Сергей Багапш стал человеком, которому «было предназначено сбалансировать послевоенное абхазское общество и переориентировать его из состояния осадного, военного в более мирное созидательное русло. Он смог привести в Абхазию необходимые для экономики инвестиции».

По мнению же писателя Надежды Венедиктовой, особых внутриполитических достижений за время Багапша не случилось: «Не были проведены реформы, не было борьбы с коррупцией и оздоровления экономики. Все шло само по себе – то есть не было эффективного управления страной». Причиной пассивной внутренней политики Багапша Венедиктова называет «излишнюю мягкость и нерешительность президента».

Натэла Акаба не считает дипломатичность слабой чертой Сергея Багапша. Акаба сказала «Голосу Америки», что самым важным было то, что Багапш всегда отстаивал интересы Абхазии и, несмотря на способность к компромиссам, был человеком твердых принципов и четких приоритетов.

«Для меня лично, как гражданки Абхазии очень важно, что в период выборов 2004-2005 годов, когда ситуация в нашей стране была предельно накалена, способность Багапша к компромиссу и его дипломатичность, помогли избежать драматического развития событий, он сумел объединиться с оппозицией, чтобы вывести страну из политического кризиса. Это был очень гуманный, толерантный человек».


Кто придет к власти, и каковы их ориентиры?

Писатель Надежда Венедиктова прогнозирует, что основная борьба за пост президента в следующие три месяца будет происходить между исполняющим обязанности президента Александром Анквабом и премьер-министром Сергеем Шамба.

«Очень многое будет зависеть от того, как поведет себя Анкваб в ближайшие три месяца, пока он будет исполнять обязанности президента. Если он сможет сделать что-то реальное – например, начать борьбу с коррупцией – то возможно, это приведет к изменениям в стране. Если же Анкваб останется пассивным, то вне зависимости от того, кто придет к власти, в стране ничего не изменится».

Вместе с тем, отмечает Надежда Венедиктова, судя по настроениям в обществе, «явного фаворита пока нет».

Инал Хашиг полагает, что у власти нет фигуры, которая могла бы однозначно рассматриваться в качестве преемника Сергея Багапша. Кроме того, отмечает Хашиг, – «не следует ожидать открытого выражения своих намерений от политиков в ближайшее время, пока президент еще даже не похоронен – здесь особые традиции отношения к покойным, и их принято строго придерживаться. Поэтому первые проявления политической активности стоит ожидать не раньше, чем через три недели».

Среди возможных кандидатов Хашиг также называет и.о. президента самопровозглашенной республики Александра Анкваба и премьер-министра Сергея Шамба. Журналист также допускает возможность выдвижения оппозицией бывшего главного соперника Сергея Багапша, кандидата, пользовавшегося активной поддержкой Москвы – Рауля Хаджинба.

Профессор Станислав Лакоба – один из ключевых участников Женевского процесса по урегулированию Грузино-абхазского конфликта, был соратником Сергея Багапша на выборах 2004 года. Господин Лакоба сказал Русской службе «Голоса Америки», что не готов комментировать возможное развитие событий или давать оценку деятельности президента: «Шок еще слишком свеж, нужно время для осмысления. Кроме того, все сказанное мной может быть истолковано по-разному, поэтому я не хочу делать прогнозы и давать оценки».

О событиях на российском Кавказе читайте в спецрепортаже «Кавказ сегодня»

  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

XS
SM
MD
LG