Линки доступности

Джон Керри: «Свобода религии – не американское изобретение, а универсальная ценность»


Комиссия США по международной религиозной свободе распространила доклад, включающий характеристику ситуации в России

«Свобода вероисповедания характеризует самую нашу сущность как американцев», – заявил 28 июля госсекретарь Керри, представляя на брифинге в Госдепартаменте очередной доклад Комиссии США по международной религиозной свободе. Обращаясь к корням, Керри вспомнил о пилигримах, некогда спасавшихся от преследований на родине и находивших приют на земле его родного Массачусетса. В том числе и в городе Салем, само название которого переводится как «мир».

Глава Госдепартамента напомнил, однако, и другом: идиллия не наступила и Салеме. Что пришлось испытать на себе прославившимся на весь христианский мир «салемским ведьмам» – женщинам и мужчинам, обвиненным согражданами в колдовстве. И что стоило жизни почти трем десяткам из них.

Это случилось в далеком 1692-м. А сегодня? Список жертв нетерпимости пополняется новыми именами. Госсекретарь упомянул и о китайском пасторе Чжан Шаоцзе (приговоренном к двенадцати годам заключения), и о матери двоих детей Мериам Ишаг (обвиненной суданскими властями в религиозном отступничестве и лишь недавно освобожденной из заключения в результате международных усилий), и об иранском пасторе Саиде Абедини (которого власти Исламской республики продолжают держать за решеткой).

«Семьдесят пять процентов населения мира… живут в странах, не уважающих религиозной свободы», – констатировал Керри.

Говорил глава Госдепартамента и о России – где, подчеркнул он, «государство использовало целый ряд все более репрессивных законов, [направленных] против того, что они именуют экстремизмом, и с целью оправдать грубые меры против верующих».

Что же происходит с религиозным свободами в сегодняшней РФ? Доклад, представленный госсекретарем, дает возможность отметить любопытную деталь: даже численность основных конфессий в России вызывает подчас вопросы. Так, например, если в Атласе религий России (The Atlas of Religions of Russia) говорится, что в 2013 году православные составляли 42,5 процента населения РФ, а мусульмане – 6,5, то в 2012-м Левада-Центр оценил это соотношение как 74 и 7 процентов соответственно.

Среди религиозных групп, число приверженцев каждой из которых не превышает 5 процентов, в докладе упоминаются буддисты, протестанты, католики, иудеи, мормоны, свидетели Иеговы, индуисты, бехаисты (бахаи), кришнаиты, тенгристы, язычники, сайентологи и сторонники движения Фалуньгун.

По конституции Россия – светское государство, в котором все религиозные объединения формально равны. Тем не менее, подчеркивается в документе, российское законодательство считает четыре религии – христианство, ислам, иудаизм и буддизм – «традиционными», рассматривая их как неотъемлемую часть культурного наследия страны. Признает российский закон и «особый вклад» Русской православной церкви в историю страны и в формирование ее духовности и культуры.

И традиционные, и нетрадиционные конфессии взаимодействуют с государством. Но – по-разному. К примеру, первые, сотрудничая с Минобороны, участвуют в развитии института капелланов – армейских священнослужителей. По данным на сентябрь прошлого года, 83 капелланских должности в рядах российской армии перестали быть вакантными. Их заняли: 80 православных священников, двое мулл и один буддийский священнослужитель.

У «нетрадиционных» – свои проблемы. Как констатируют авторы доклада, несмотря на то, что конституция РФ гарантирует свободу вероисповедания, другие принятые в России законодательные акты эту свободу ограничивают.

Один из них – закон об экстремизме. Устанавливающий, как напоминают составители документа, уголовную ответственность (до четырех, а в ряде случаев и до шести лет тюремного заключения) за экстремистскую деятельность, но при этом не дающий понятию «экстремизм» точного определения.

В докладе приводятся примеры применения закона об экстремизме в религиозной сфере. В марте нынешнего года более двух десятков азербайджанцев, таджиков, казахов и узбеков были задержаны ОМОНом в Сургуте, причем некоторых из них под дулами автоматов заставили обрезать бороды. Тогда же в Санкт-Петербурге сотрудники правопорядка подвергли обыску квартиру Ширази Бекирова, задержав более десяти человек за чтение произведений Саида Нурси – мусульманского богослова, произведения которого в России признаны экстремистскими. А в апреле в Ростове по обвинению в причастности к деятельности организации, осужденной за экстремизм, подверглись местные свидетели Иеговы.

При этом, напоминают составители документа, каждый год четвертого ноября более чем в семидесяти городах России, в том числе и в столице, проходят «русские марши» с использованием эмблем Национал-Социалистической партии и Гитлерюгенда, официально запрещенных российским законодательством.

Маршами дело, впрочем, не ограничивается. В июле журналисты сообщили, что в магазинах Екатеринбурга и других городов Свердловской области продавалась антисемитская, антиисламская и антибуддийская литература. А чуть ранее, в мае, журналистка Ульяна Скобейда призналась на страницах «Комсомольской правды», как иногда она сожалеет о том, что в свое время нацисты не понаделали абажуров из кожи предков нынешних либералов.

Представляя доклад, госсекретарь Керри выразил оптимизм. «Серьезные… проблемы сохраняются, – признал глава Госдепартамента, – но я знаю, что дух человеческий может победить и победит их».

Подчеркнул он и другое. «Свобода религии, – напомнил госсекретарь, – не американское изобретение; это – универсальная ценность».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG