Линки доступности

Американская исследовательница балета разыскала малоизвестные факты биографии великого хореографа

В Санкт-Петербурге, в Музее театрального и музыкального искусства состоялась презентация книги «Баланчин и утраченная муза». Книга написана по-английски, и в оригинале называется “Balanchine and the Lost Muse”. Ее автор – известный американский историк балета, приглашенный профессор Университета New School Элизабет Кендалл.

В 2009 году она приезжала в Санкт-Петербург в рамках программы «Творческие стажировки в России» для сбора материала к своей будущей книге.

В результате Элизабет Кендалл написала первую двойную биографию ключевых фигур русского балета – хореографа Джорджа Баланчина и его подруги, выдающейся балерины Лидии (Лидочки) Ивановой. Книга посвящена их жизни в Петербурге в молодые годы – с начала XX-го века до эмиграции Баланчина на Запад в 1924 году.
Элизабет Кендалл

Элизабет Кендалл



Великому хореографу, считающемуся основоположником не только американского балета, но и всего современного балетного искусства в целом, посвящено множество исследований. Жизнь и творчество второй героини книги Элизабет Кендалл изучена гораздо меньше. Известно, что она училась в Петроградском театральном училище и посещала лекции в Школе русского балета. По окончании училища Лидия Иванова была принята в Петроградский театр оперы и балета (бывший Мариинский) одновременно с Георгием Баланчивадзе, который после отъезда из России стал Джорджем Баланчиным.

Портреты Лидии Ивановой писала Зинаида Серебрякова, а один из самых знаменитых поэтов Серебряного века Михаил Кузмин написал, что балерине были присущи «детская еще чистота, порою юмор, внимательность и пристальная серьезность. До самого конца скупость эмоций и сильно выраженных переживаний».

Эти строки взяты из некролога, опубликованного в июле 1924 года – за две недели до планировавшегося отъезда за границу в составе труппы Баланчина Лидия Иванова погибла при невыясненных обстоятельствах. Предполагается, что она утонула, но ее тело так и не было найдено.

Ответный дар Баланчину

Во время презентации своей книги Элизабет Кендалл назвала Лидию Иванову «музой Петрограда того времени», а ее танец – «искусством исчезающего текста». В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» она рассказала, что во время работы в Санкт-Петербурге она пользовалась архивами ЦГАЛИ (Центрального государственного архива литературы и искусства), Мариинского театра и балетного училища. Автор также работала в военных архивах и архивах КГБ в Москве.

По словам искусствоведа, эта работа была «безумно интересной», хотя по ходу дела возникало немало сложностей. В архиве КГБ Элизабет Кендалл попросила документы, связанные с Лидией Ивановой.

«И через полтора года я получила ответ: у нас нет таких документов», - рассказывает она. И добавляет, что, тем не менее, ей удалось найти документальные свидетельства, проливающие свет на тайну происхождения и самого хореографа, и его музы.

Изучением биографии Баланчина Элизабет Кендалл занимается многие годы. «Его творчество очень многое дало мне. Это – моя пятая книга, и я решила посвятить ее Баланчину, сделать своеобразный подарок его памяти», - продолжает профессор Университета New School, - «ведь без Баланчина не было бы американского балета».

«Священный трепет» перед alma mater.

Народная артистка СССР, профессор Санкт-Петербургской консерватории, балетмейстер-репетитор Мариинского театра Габриэла Комлева была в числе консультантов Элизабет Кендалл во время работы над книгой «Баланчин и утраченная муза». Она вспоминает, что была одной из первых, кто исполнил танцы в хореографии Баланчина на советской сцене. Это было на одном из вечеров Натальи Дудинской, причем партнером Комлевой был Михаил Барышников.
Габриэла Комлева

Габриэла Комлева



«Баланчин очень интересовался Кировским балетом, и высоко его ценил. Он даже говорил: “Я был бы счастлив, если бы моя труппа имела таких танцоров, как в Кировском балете”. И у нас также всегда его (Баланчина) очень любили и ценили. И я сама всегда обожала его спектакли», - подчеркивает Габриэла Комлева. И добавляет, что самыми любимыми ее постановками великого хореографа остаются номера на «Симфонию до мажор» Бизе (известную, как «Хрустальный дворец») и «Струнной серенады» Чайковского.

Прославленная балерина рассказала также, что во время гастролей в США она не только видела спектакли труппы Баланчина, но и встречалась с самим мастером. «Я также помню его первый приезд сюда в Россию, и он безумно волновался и не мог это скрыть. Когда он вошел в зал хореографического училища, (где должен был состояться мастер-класс – ГА), он был просто весь белый, и я его даже не узнала. Это так выражался его священный трепет перед тем училищем, куда он снова пришел, спустя многие годы», - вспоминает Габриэла Комлева.

Книгу прочтут и на родине Баланчина.

Книга «Balanchine and the Lost Muse» подготовлена к выходу в издательстве «Oxford University Press», и должна появиться в книжных магазинах Америки в начале лета. В августе ожидается тираж, напечатанный для Великобритании. Британское отделение издательства будет связываться со своими агентами в разных европейских странах для последующего перевода книги на другие языки. Элизабет Кендалл надеется, что ее работа о Джорджа Баланчине и Лидии Ивановой будет доступна и русскому читателю и добавила, что в настоящее время идет ее перевод на грузинский язык.

Автор книги ездила в Грузию для того, чтобы познакомиться с архивами семьи Баланчивадзе. Причем, эта поездка совпала с событиями августовской войны 2008 года. Элизабет Кендалл с большой теплотой отзывается обо всех, кто помог ей разобраться с архивными документами, касающимися истории происхождения героя ее исследования. Неслучайно что, в посвящении на титульном листе книги значится: «Посвящается Кети Мачавариани-Баладчивадзе, Цискари Баланчавадзе и памяти Джорджи Баланчивадзе (1941 – 2011) – пианиста, композитора и художника».
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG