Линки доступности

«Энрон» два года спустя - 2003-12-03


В Хьюстоне выставлен на продажу сорокаэтажный билдинг, перед фасадом которого до сих пор красуется логотип компании «Энрон». Он выполнен из нержавеющей стали, и убрать его довольно трудно. А вот самой фирме два года назад пришлось убраться из небоскреба после объявления банкротства.

Падение «Энрона» произвело оглушительный эффект на корпоративную Америку. На пике деловой активности энергогигант насчитывал семь тысяч сотрудников в головной конторе в Хьюстоне и 15 тысяч во многих городах по всему миру. Сейчас в фирме, работающей в режиме судебного банкротства, занято чуть больше тысячи человек.

На днях хьюстонский судья по делам о банкротстве постановил, что кредиторы могут предъявлять финансовые претензии к «Энрону», двум хьюстонским юридическим компаниям, бухгалтерской фирме «Артур Андерсен» и двум десяткам бывших руководителей «Энрона». Это решение явилось отголоском грандиозного скандала, потрясшего два года назад деловой мир Америки.

Жульническая практика, когда руководители некоторых фирм скрывали потери и выставляли свои дела в розовом свете для взвинчивания биржевого рейтинга своих компаний, позволила злоумышленникам присвоить миллионы долларов. Когда афера всплыла, акции «Энрона» скатились вниз, оставив множество инвесторов у разбитого корыта.

Теперь у них появился шанс вернуть хотя бы малую толику потерянного, говорит финансовый аналитик Джон Олсон, в свое время потерявший работу за высказанные сомнения в правильности отчетности «Энрона»: «Тот факт, что дело принял к рассмотрению местный суд, означает, что истцы, по всей видимости, смогут получить компенсацию скорее. Федеральный суд вряд ли смог бы рассматривать претензии раньше октября 2005 года. Кроме того, присяжные судов низших инстанций, как правило, гораздо щедрее относятся к пострадавшим».

Отвечая на вопрос о воздействии дела «Энрона» на деловую Америку, Олсон подчеркивает, что уголовные обвинения против руководителей и перспектива многолетнего тюремного заключения произвели сильный сдерживающий эффект на президентов и гендиректоров. Практика так называемого «творческого бухгалтерского учета» в бизнесе стала одиозной. Были введены более строгие правила отчетности. Руководители, подписывающие деловые отчеты, отныне несут личную ответственность за правильность сообщаемых сведений.

«Я настроен относительно оптимистично, - продолжает Олсон. - Думается, в результате перемен инвесторы могут чувствовать себя уверенней. Конечно, глупо утверждать, будто мы застрахованы от жульничества в будущем. Но выявление разного рода махинаций сейчас упростилось. Да и атмосфера в финансовой сфере значительно оздоровилась за два года, прошедшие со времени банкротства «Энрона». Власти более внимательно следят за тем, что происходит в корпорациях. Фирмы стремятся обеспечить прозрачность своей деятельности, поскольку это, в конечном итоге, выгоднее… Можно считать, что мы присутствуем в конце начального периода очищения бизнеса».

XS
SM
MD
LG