Линки доступности

«Правозащитники ждали двух президентов, но встретились лишь с одним»


«Правозащитники ждали двух президентов, но встретились лишь с одним»

«Правозащитники ждали двух президентов, но встретились лишь с одним»

<!-- IMAGE -->

В рамках президентского саммита в Москве прошел американо-российский гражданский форум, собравший около ста представителей некоммерческих организаций США и России. Участником этого большого события стал и заместитель директора «Фридом Хаус» (Freedom House) Томас Мелиа. О своих московских впечатлениях Томас рассказал Русской службе «Голоса Америки» перед возвращением в Вашингтон.

Марк Львов: Насколько оправдались ваши ожидания, связанные с первым визитом нового президента США в Москву?

Томас Мелиа: Думаю, этот визит можно назвать успешным. Важно, что Барак Обама совершил его уже в первые полгода своего президентства. И он сумел продемонстрировать, насколько большое значение придает новая вашингтонская администрация развитию американо-российского сотрудничества и налаживанию диалога во всех сферах, в том в числе – в расширении гуманитарных контактов.

Если говорить о нашем гражданском форуме, то это была хорошая идея – провести его и поделиться теми проблемами, которые волнуют гражданское общество и в Америке, и в России. Ведь, согласитесь, защита прав и свобод, строительство гражданских институтов – это общая задача всех людей, которые исповедуют демократические ценности и готовы продвигать их во всем мире. А я думаю, что здесь, на нашем форуме, собрались именно такие единомышленники. Поэтому нам было что обсудить, хотя, конечно, многие из нас, активистов, и так хорошо знают друг друга и не первый раз встречаются на различных площадках и здесь, в России, и в Америке, и в Европе.

М.Л.: Но, наверное, впервые такой гражданский форум посетили сразу два президента – Барак Обама и Дмитрий Медведев?

Т.М.: Ну, на самом деле президент на форуме был только один – американский. Его российского коллегу мы тоже приглашали и ждали, но он не пришел.

М.Л.: Не пришел почему? Был занят другими встречами или не посчитал нужным общаться с гражданскими активистами, с правозащитниками?

Т.М.: Думаю, об этом лучше всего спросить самого господина Медведева…

М.Л.: А как прошла встреча с Бараком Обамой?

<!-- IMAGE -->

Т.М.: Я полагаю, что это был откровенный и полезный разговор. Наверное, сыграло роль и то обстоятельство, что Обама, еще в бытность его работы в Чикаго в 1985-м году, активно занимался общественной деятельностью. Он, в частности, работал в одной из групп церковной благотворительности. В качестве «социального организатора» помогал жителям неблагополучных районов города. Именно этот опыт наверняка помог ему понять, что для улучшения жизни людей необходимы перемены в законодательстве и в политике. Кстати, после окончания Гарварда Обама снова вернулся в Чикаго, занимался юридической практикой, в основном защищая в суде жертв разных видов дискриминации. Поэтому можно сказать, что общественники и президент Соединенных Штатов говорили на одном языке.

М.Л.: А сколько продолжалась эта встреча?

Т.М.: Она была недолгой, учитывая крайне плотный график Обамы в эти полтора дня переговоров в Москве. Всего 30 минут. Но я думаю, что этого было достаточно, чтобы обменяться мнениями и обозначить общие проблемы. Были сделаны четыре короткие презентации: две с американской, две с российской стороны. Но все-таки некоторое преимущество по времени имела российская сторона. И это правильно. Ведь многие американские правозащитники имеют возможность периодически встречаться со своим президентом, например, на форумах в Вашингтоне, задавать ему вопросы, заявлять о своих требованиях, критиковать действия правительства.

Что касается российских участников встречи, то они открыто говорили о проблемах в своей стране: о давлении на прессу, на оппозицию, об отсутствии независимого правосудия, которое могло бы обеспечить равную защиту всех граждан. Например, руководитель Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе подчеркнул, что правозащитная проблематика должна занимать важное место в повестке дня отношений США и России, что она так же важна, как сокращение вооружений, ядерное нераспространение и торговля.

И я заметил, вся эта информация была воспринята американским президентом с пониманием. Более того, я обратил внимание, что и россиянам понравился открытый, заинтересованный стиль общения американского лидера.

М.Л.: Томас, вы говорите, что россияне хорошо восприняли американского президента, а вот газета The Moscow Times со ссылкой на ВЦИОМ пишет, что 16 процентов жителей России вообще не знают, кто такой Обама, а 36 процентов совершенно безразлично к нему относятся?

Т.М.: Простите, а когда публиковались эти данные?

М.Л.: Шестого июля этого года.

Т.М.: Вот видите, значит, опросы проводились еще до начала визита. А с учетом известной государственной идеологической зависимости очень многих российских СМИ, этому вообще удивляться не стоит. И я думаю, что после саммита результаты соцопросов будут уже несколько другими. И потом посмотрите, в самих Соединенных Штатах миллионы людей и сегодня не соглашаются с политикой Барака Обамы, несмотря на его большую популярность. Это нормально. В любой демократической стране политический лидер всегда должен бороться за поддержку людей и уметь убеждать в правильности своего курса. Тем более все это трудно делать, обращаясь к населению других стран.

М.Л.: А что вы можете сказать о политике российского президента Дмитрия Медведева? В частности, по поводу его заявлений о верховенстве закона, о том, что свобода лучше, чем несвобода…

Т.М.: Да, я слышал подобные заявления. И они мне нравятся. Но я все чаще задаюсь вопросом: слова хороши, а где дела? Честно говоря, не вижу - а я довольно часто бываю в России - чтобы ситуация здесь уже за время президентства Дмитрия Медведева менялась к лучшему в области защиты прав человека. Об этом, кстати, и мои российские коллеги часто говорят. И самое очевидное подтверждение этому - проходящий сейчас в Москве второй суд над Михаилом Ходорковским.

Поэтому если новый российский лидер хочет демократических перемен и утверждения правового государства, то для этого нужно совершать какие-то конкретные действия, ведь он уже больше года находится у власти. Ну, а если говорить о моем личном отношении к развитию демократии в стране, где я сейчас как гость нахожусь, то я согласен со словами нашего президента Барака Обамы, Америка хочет видеть Россию сильной, мирной, процветающей. И такая демократическая страна не может не быть объективным союзником Соединенных Штатов в борьбе против угроз и вызовов 21-го века.

XS
SM
MD
LG