Линки доступности

Тема «Поединка»: Саммит Барака Обамы и Дмитрия Медведева в Москве

<!-- IMAGE -->

На мой взгляд, вряд ли от первой встречи Дмитрия Медведева и Барака Обамы останется что-то предметно-ощутимое, что может вызвать ассоциации с крышей или фундаментом. У меня эта встреча вызвала впечатление взаимной разведки. Если президент Медведев при этом в основном полагался на прямой контакт со своим американским коллегой, то Обама вел рекогносцировку прямо на территории партнера. Это позволило ему решить вторую задачу: провести глубокий зондаж российского общества, и этой возможностью он воспользовался, что называется, «по полной программе», посвятив второй день визита многочисленным встречам за пределами маршрута, ограниченного двумя станциями – «Медведев» и «Путин».

Из позитивных результатов главный таков: это не была разведка боем. Обама и Путин обменялись впечатляющими публичными комплиментами. Не думаю, что Обама был искренним. С Путиным сложнее: не смотря на оптимистические заявления, российские власти понимают, что до дна российского кризиса еще далеко, проблемы будут усугубляться, а потому может понадобиться помощь извне. Путин пытался вербовать Обаму привычным приемом русского гостеприимства – с помощью икры и чая, правда, из раздутого сапогом самовара. Удалась ли попытка, покажет время. На Путина работает опыт успешных вербовок нескольких мировых лидеров. На Обаму работает интеллект и тот же опыт Путина, очевидный для всех.

Насколько можно судить по атмосфере публичных появлений двух президентов, взаимного напряжения между Медведевым и Путиным не было. В определенном смысле, они товарищи по несчастью: оба угодили в более чем критическую ситуацию в начале своего президентства. К тому же, Обаме представилась возможность продемонстрировать сочувствие коллеге, у которого нет ни полноты власти, соответствующей конституционным полномочиям, ни полноценной команды. Сочувствие – неплохой строительный материал для будущего доверия, если стороны не будут делать ошибок или совершать неуклюжих телодвижений. В этом смысле Обама также в лучшем положении – у него весьма толковый советник по России.

Другие результаты также носят символический характер. Они напоминают торговлю фьючерсами, обмен заверениями, осторожными обещаниями, намеками на возможности. Может быть, я заблуждаюсь, но Обама продал фьючерсов больше. Наверное, это ощущение вызвано тем, что он говорил конкретнее и определеннее, и просто много больше, чем российский президент. Разница была настолько ощутима, что на российские телеканалы пришлось выпускать министра иностранных дел Лаврова для объяснения гражданам России масштаба нашего внешнеполитического успеха.

Обама же продолжил в Москве свою серию программных внешнеполитических заявлений, начатую в Чехии и Египте. Его весьма выразительное выступление в Российской экономической школе было обращено не только к присутствующим студентам и следящим за выступлением российским телезрителям, но и ко всему постсоветскому пространству. Президент США сделал два принципиальных заявления. Первое – о незыблемости границ, имея в виду, что очевидно, Грузию и Украину. Второе – о приверженности базовым демократическим ценностям, указывая на них как на рамки своего прагматизма, обусловленного комплексом сложнейших задач, свалившихся на молодого президента.

Прагматизм Обамы проявился в тех намеках на возможные компромиссы, которые он публично оглашал в Москве. Первый намек: возможность увязки при переговорах наступательных и оборонительных вооружений. Второй намек указывал на возможность следующего размена: отказ от размещения радара в Польше в обмен на совместные усилия по снятию ракетной угрозы со стороны Ирана. Последний намек, на мой взгляд, был не очень осторожен. Он рассчитан на паранойю российских ястребов. Если бы они (ястребы) обладали бы хоть малой толикой рассудка, то из этого предложения они бы сделали мгновенный вывод: радар в Польше не рассчитан на использование против России, и тут же отказались бы от этого размена.

Что любопытно, аналогичного масштаба заявлений со стороны Медведева или Путина не последовало. То, что они не сочли возможным связывать себя обещаниями, Обаму, похоже, не очень смущает. Он выложил на стол свои карты, но в обмен произвел разведку российских политических недр методом глубокого бурения, дойдя до самых маргинальных слоев скромной российской оппозиции. Как выразился бы присутствовавший на этой последней встрече тринадцатый чемпион мира Гарри Каспаров, Обама отдал качество за пространство и инициативу.

Представьте себе такую сценку: два игрока за столом, один из них прячет руки под столом, а другой сидит, засучив рукава и держа руки на столе. Кому из них вы больше доверяете?

XS
SM
MD
LG