Линки доступности

Владимир Воронин: «США – это искренний друг Республики Молдова»


Владимир Воронин: «США – это искренний друг Республики Молдова»

Владимир Воронин: «США – это искренний друг Республики Молдова»

Эксклюзивное интернет-интервью президента Молдовы «Голосу Америки»

<!-- IMAGE -->

Ситуацию в Молдове политологи определяют как политический кризис. Парламент страны, не сумевший избрать главу государства, распущен. Досрочные парламентские выборы назначены на 29 июля. Русская служба «Голоса Америки» обратилась к президенту страны Владимиру Николаевичу Воронину с просьбой ответить на несколько вопросов.

Анна Леонидова: Господин Президент, спасибо за то, что Вы нашли время ответить на вопросы «Голоса Америки». Вас дважды избирали президентом страны: в 2001-м и в 2005-м. Почему, на Ваш взгляд, так непросто проходили выборы президента в 2009-м году?

Владимир Воронин: В 2001 году наша партия получила 71 мандат из 101. То есть у нас тогда было на десять голосов больше, чем требовалось для избрания президента. В 2005 году ситуация была иной, она была даже хуже, чем после последних выборов. Сейчас нам не хватало всего лишь одного голоса для избрания главы государства, а тогда разрыв был в пять голосов: мы набрали 56 мандатов. То есть, в 2005 году сложилась очень непростая ситуация. В некотором смысле она сопоставима с нынешней.

Напомню: это ведь было сразу после цепи так называемых цветных революций в Грузии, в Украине и в Киргизии. И в Кишиневе тогда, в 2005, оппозиция точно так же, по примеру украинских и грузинских событий, готовилась к своей «цветной» революции. Но тогда в Молдове случилась «цветная» революция наоборот. События того года до сих пор сбивают с толку всех политологов, интересующихся Молдовой. Во-первых, выборы были признаны демократическими всеми международными наблюдателями. Во-вторых, тогдашняя оппозиция в основном выступала с антиевропейских позиций, открыто сотрудничала в выборной кампании с приднестровскими властями, использовала их административные и финансовые возможности. И, наконец, в-третьих, единственной партией, которая тогда твердо провозгласила курс Молдовы на европейскую интеграцию, была именно Партия коммунистов.

Тем не менее, после тех выборов Молдова вплотную подошла к настоящему политическому кризису. С одной стороны, у нас не хватало тех самых пяти голосов, о которых я говорил, а с другой стороны, мы не могли себе представить, как и каким образом можно вести диалог с непримиримой оппозицией. Но нужно отдать должное и тогдашней оппозиции, и партии власти – мы не только нашли в себе силы для достижения компромисса, но и сам компромисс был оформлен не на основе раздачи портфелей и должностей, а на основе европейских ценностей и подробного списка реформ, которые мы обязались вместе провести.

Некоторые из этих реформ стали знаковыми. Например, мы законодательно закрепили, что руководить счетной палатой, то есть контролировать расходование публичных финансов, должна оппозиция. Парламентский контроль за спецслужбами должен осуществляться также оппозицией. И, наконец, руководить центральной избирательной комиссией тоже должны представители оппозиции.

Именно тогда мы заложили основы иммунитета избирательной системы Молдовы к любым возможным обвинениям в фальсификации выборов. И когда 7 апреля 2009 года нынешняя оппозиция предъявила подобные обвинения, то они так и остались лишь голословным утверждением. В их пользу до сих пор не приведено ни одного факта. А потому и нынешние парламентские выборы в Молдове были признаны всеми международными наблюдателями демократическими.

Разница между 2005 и 2009 годом – в качестве оппозиции, в степени ее самостоятельности. В 2005 году мы имели дело с достаточно жесткими оппонентами, но, при всей их жесткости, это были люди самостоятельные. В нынешней же ситуации мы столкнулись с оппозицией, которая, с одной стороны, была готова отдать свои голоса за кандидата на пост главы государства, но с другой, не смогла принять самостоятельных решений на сей счет. Они прямо и откровенно нам это говорили. Вероятно, слишком уж велики были обязательства, взятые ими в предвыборный период. А потому наши оппоненты даже не стали рисковать – они просто запретили своим сторонникам принимать участие в голосовании. Они прямо отвергли саму демократическую процедуру.


А.Л.: Господин Президент, в недавнем телевизионном обращении к согражданам Вы сообщили о том, что 16 июня подписали Указ о роспуске парламента. Итак, парламент Молдовы, не сумевший избрать главу государства, распущен. Досрочные парламентские выборы состоятся 29 июля. Как, на Ваш взгляд, будут дальше развиваться события?

В.В.: Они уже развиваются. Главные наши оппоненты – так называемые либеральные партии – сформировали единый фронт по борьбе с нами. Мы этот фронт не рассматриваем в качестве силы, которая направлена на поражение именно нашей партии. Мы этот фронт оцениваем как силу, стремящуюся к политическому поражению Республики Молдова, к поражению ее независимости. И это, кстати говоря, не ярлыки. Это – констатация. В партийной печати наших оппонентов, в их риторике атакам подвергается как раз Молдова, ее независимость. В идеологии наших оппонентов не только очень много ностальгии по временам вхождения Молдовы в состав Румынии, но и героизация таких военных преступников Второй мировой войны, как Ион Антонеску. Напомню, что Антонеску был признан виновником и организатором Холокоста на территории Румынии и Молдовы. То есть партии называются либеральными, но де-факто – это правоэкстремистские, коррумпированные формирования, которым чужды европейские ценности.

Поэтому политическая борьба будет довольно жесткой. И мы, конечно же, собираемся в этой борьбе одержать победу. Но при всем при этом для нас важно не только то, кто одержит верх в этих выборах, но и как именно они пройдут. Качество выборов, степень их демократичности для нас имеет важнейшее значение. В том числе именно поэтому мы накануне выборов снизили избирательный порог и практически исключили какое-либо присутствие официальных лиц в передачах общественного телевидения и радио. Избиратель не должен упрекать власть в том, что мы монополизируем СМИ, используем административный ресурс и т.д.

А.Л.: Господин Президент, 7 апреля в Кишиневе произошли массовые беспорядки и погромы. Изменили ли события того дня политическую обстановку в стране? Изменилась ли позиция Вашей партии в расстановке политических сил Молдовы?

В.В.: После погромов 7 апреля в Молдове сложилась довольно гнетущая атмосфера. Противостояние, общественная поляризация, жесткий и бескомпромиссный язык взаимных обвинений – это очень нетипично для Молдовы. Это – серьезный стресс для всего общества, уже привыкшего к стабильности, уверенности в завтрашнем дне. А тут еще ко всему прочему и серьезное обострение экономической ситуации, вызванное глобальным кризисом. Молдове нужна была, как никогда, консолидация всех сил, всех возможностей для противостояния этим вызовам. Молдове была нужна своеобразная политическая терапия, а не новый виток внутриполитической борьбы.

Именно поэтому мы прилагали столько усилий, чтобы не допустить внеочередных выборов. Мы предлагали нынешней оппозиции и широкий формат коалиции, и готовность к обсуждению их проектов по дальнейшей модернизации Молдовы. Мы были готовы ко многому, что принесет в страну спокойствие и возможность активно и уверенно действовать. Но, увы, они выбрали политический кризис. Это означает, что после выборов нам придется прилагать значительно больше усилий по социально-экономической и политической стабилизации в стране. Такова ноша власти. И мы от нее не отказываемся.

А.Л.: Господин Президент, за два президентских срока у Вас наверняка сложилось свое видение оптимального пути демократического строительства Молдовы. Каков этот путь?

В.В.: Я вас разочарую. Никакого особенного молдавского пути демократических реформ не существует. Демократия либо есть – либо ее нет. И не нужно придумывать никаких отговорок о том, что, мол, общество к демократии не готово, или о том, что мы идем каким-то своим особенным путем. В Молдове особенно точно соответствуют друг другу две вещи – демократия и государственность. Лишите Молдову демократии – и народ останется без государства. Это говорю вам я – председатель Партии коммунистов. Мы эту истину открыли на своей собственной «шкуре».

Чем активнее мы проводили демократические реформы, тем сильнее становилась страна. У Молдовы нет никаких природных ресурсов, нет никакого особенного экономического промышленного или технологического наследства советских времен. Наши предшественники уничтожили ВВП Молдовы за первые десять лет независимости на две трети. Но у нас есть главное богатство – это люди. А это богатство превращается в ресурс только тогда, когда этих людей объединяет демократическая система, в которой они принимают на себя ответственность за то или иное решение. Быть может, именно поэтому на период правления как раз Партии коммунистов приходятся основные демократические реформы в стране – создание общественного телерадио, кодификация законодательства, закрепление широких свобод за национальными меньшинствами. Задач еще очень и очень много. У нас к самим себе – огромные претензии. Но сворачивать с этого пути нельзя.

А.Л.: Господин Президент, каким Вы видите будущее Молдовы с точки зрения геополитики? Как, на Ваш взгляд, сложатся отношения с Румынией? Как будет решена проблема Приднестровья?

В.В.: Наш выбор – это европейская интеграция. Но это не геополитический выбор, а определенный и конкретный путь реформ. Путь в Европу для нас – это не путь с Востока на Запад. Это, скорее, больше похоже на сложное восхождение на гору, которое требует терпения и упорства.

По поводу отношений с Румынией - тут, наверное, следует задать вопросы не Молдове, а самой Румынии, ее официальным лицам. А вопросы эти могут быть следующими. Почему Румыния не желает подписывать с Молдовой договор о границе? Не какой-нибудь особенный, а точно такой же, какой у нее есть с каждым из ее соседей. Почему Румыния постоянно позволяет себе на уровне лидеров государства открыто заявлять о неизбежности исчезновения молдавского государства? На наш взгляд, подобная риторика неприемлема для страны, которая является и членом ЕС, и членом НАТО. Почему, наконец, официальные лица Румынии не осудили тех, кто под флагами Румынии совершал погромы 7 апреля в Кишиневе? Напротив, всех этих людей президент Румынии назвал революционерами и высказал немало ободряющих слов в их адрес. Мы ждем, когда Румыния и ее политический класс займутся своими собственными проблемами и перестанут угрожать народу Молдовы неизбежным поглощением нашей страны.

Что же касается приднестровского урегулирования, то тут очень многое зависит от общего международного контекста. Нам очень бы хотелось, чтобы объединение Молдовы состоялось как итог серьезного геополитического компромисса между всеми сторонами, задействованными в процессе урегулирования. На сегодняшний день – это мощные игроки: Европейский союз, Россия, Соединенные штаты и Украина. Очень многое сделано, чтобы это урегулирование состоялось. Главное - на Днестре мир, приднестровский бизнес под маркой «сделано в Молдове» спокойно торгует с ЕС, Россией, странами СНГ, приднестровские студенты бесплатно учатся в молдавских вузах, а приднестровская футбольная команда «Шериф» является чемпионом Молдовы.

В любом территориальном конфликте самое сложное – это не столько поиск какой-то политической или правовой формы решения проблемы, а восстановление доверия между людьми. Между жителями приднестровского региона и гражданами остальной Молдовы это доверие давным-давно существует, а это значит, что конфликт может быть разрешен в любой момент.

А.Л.: Господин Президент, как Вы оцениваете состояние молдавско-американских отношений на сегодняшний день? В каком направлении, на Ваш взгляд, эти отношения будут развиваться в ближайшем будущем?

В.В.: Только что я провел очень важную встречу с послом США в Молдове Асифом Чодри. Мы говорили о важности совершенствования демократических институтов в Молдове, о дальнейших шагах молдавских властей по развитию свободы масс медиа, о содействии нам в такой сфере, как борьба с коррупцией, и, конечно же, о двусторонних отношениях между нашими странами.

США – это искренний друг Республики Молдова. Для нас очень важно, что в сегодняшнее, сложное с точки зрения общего экономического положения, время мы обсуждаем с нашими американскими партнерами различного рода возможности поддержки нашей экономики. Мы надеемся, что значительную роль в этом сыграет специальная программа «Вызовы тысячелетия». Это сотни миллионов долларов, которые предназначены для серьезных инфраструктурных проектов в Молдове. Я надеюсь, что в сентябре этого года нам удастся завершить переговоры и с 2010 года начать, как и запланировано, реализацию всех этих проектов.

Убежден, что вся гамма наших отношений будет развиваться только по нарастающей. Об этом говорят и наши прошлые отношения, и нынешний уровень взаимопонимания. Невзирая на временные и болезненные внутриполитические политические кризисы, Молдова остается открытой, нейтральной, дружественной страной.

А.Л.: Владимир Николаевич, спасибо Вам за обстоятельные ответы.

XS
SM
MD
LG