Линки доступности

Ахмед Рашид: Иранцы хотят перемен


Ахмед Рашид: Иранцы хотят перемен

Ахмед Рашид: Иранцы хотят перемен

Разногласия по поводу результатов прошедших в Иране президентских выборов вызвали беспрецедентные акции протеста. Нынешние волнения – самые массовые со времени исламской революции 1979 года. Представитель могущественного Совета стражей сообщил по государственному телевидению о поступлении 646 жалоб на нарушения порядка голосования 12 июня. Оппозиция заявляет, что нарушений было гораздо больше.

Совет пригласил Мусави и двух других кандидатов, потерпевших поражение на выборах, обсудить в субботу их претензии. 19 июня Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил, что на президентских выборах была зафиксирована «безусловная победа» и никакой подтасовки результатов выборов не было выявлено.

<!-- IMAGE -->

О событиях в Иране у Русской Службы «Голоса Америки» состоялся разговор по телефону с Ахмедом Рашидом, видным пакистанским журналистом и писателем.

Наджия Бадыкова: Протесты и выступления в Иране не стихают, требования оппозиции остаются неименными. Как вы оцениваете происходящее события?

Ахмед Рашид: Несмотря ни на что, я считаю, что события в Иране в целом носят позитивный характер. Самое важное то, что иранский народ желает видеть перемены в стране и выступает за большую открытость Ирана внешнему миру.

Иранцы выступают за экономические и социальные изменения. Все это, несомненно, требует изменений в правительстве и политической системе. Знаменательно то, что мы впервые с 1979 года наблюдаем за массовыми выступлениями в Иране. Это, несомненно, окажет сильное влияние на весь мусульманский мир. Обратите внимание, как внимательно мир наблюдает за событиями в Иране.

Н.Б.: Когда вы говорите, «окажет сильное влияние на мусульманский мир», что вы имеете в виду?

А.Р.: Мы уже видим последствия происходящего, и думаю, будем свидетелями еще многих других изменений. Жесткий иранский режим, существовавший так долго и стабильно, поставлен под сомнение. Теперь однозначно - люди хотят видеть реформы. Молодое поколение хочет перемен и стремится начать общаться с Западом, иметь доступ к демократически странам. Они хотят свободы. При Амединежаде мы могли видеть, под каким прессингом находятся СМИ и интеллигенция.

Далее все, что происходит в Иране, окажет серьезное влияние на отношения между Ираном и арабским миром. Изменение режима или его смягчение, в результате нарастающего давления, возможно, повлияет на отношения между Ираном и арабскими странами.

Возможно, Иран изменит свою жесткую непреклонную позицию по отношению к арабским странам, что на самом деле, пошло бы на пользу всему мусульманскому миру. Я думаю, что многолетняя политика Тегерана по поддержке экстремистских шиитских группировок во многих странах, включая Ливан, Иорданию, Пакистан, Бангладеш и Индию, также измениться.

Н.Б.: Мы наблюдали за выборами в Центральной Азии или в том же Египте, где результаты выборов не ставились под серьезное сомнение. Поэтому можно ли говорить о том, что в Иране это прогрессивное движение в сторону демократизации?

А.Р.: То, что мы видим в Иране, это, во-первых, мощнейшее движение по направлению к демократии, и более того, оно неминуемо окажет серьезное влияние на весь мусульманский мир.
Если мы посмотрим, что происходит в мусульманских странах, то, к сожалению, увидим авторитарные и диктаторские режимы или королевства.

Очень сложно найти мусульманские страны, в которых практикуется демократия. Поэтому такое массовое выступление и движение в сторону демократии, на самом деле, будет воодушевлять страны, включая даже ближневосточные.

Н.Б.: В российских СМИ и русскоязычной блогосфере широко обсуждается то, что происходит в Иране. Например, пишут, что в России меньше демократии, чем в Иране. Как вы прокомментирует это?

А.Р.: Давайте посмотрим, какие будут конечные результаты. Поймите, эти движения в сторону демократии могут быть откинуты назад или даже раздавлены. Если говорить о России, то да, российская демократия представлена одной партией.

В странах Центральной Азии вообще нет даже такой однопартийной демократии, есть только один партия, которая продолжает получать до 90 процентов голосов избирателей, как и в советские времена. Поэтому то, что происходит сейчас в Иране, окажет огромное влияние на Центральную Азию и многие авторитарные страны в других регионах мира.

Н.Б.: Как вы думаете, пойдет ли Мусави дальше и будет ли требовать нового голосования? Некоторые эксперты считают, что может наступить определенный предел, когда система просто раздавит Мусави?

А.Р.: Очень высока вероятность того, что Мусави и миллионы его последователей будут разгромлены и раздавлены. Я не думаю, что Мусави может принять результаты пересчета при существующей системе. Особенно, когда выборная комиссия работает под началом министерства Внутренних дел. Это не тот вариант, при котором выборы могут быть честные. Требование Мусави - провести выборы заново под началом новой независимой от государственного контроля выборной комиссии.

Н.Б.: Если развитие событий примет негативный характер и правительство предпримет решительные шаги по подавлению оппозиции, какое влияние это может оказать на весь регион?

А.Р.: Да, при таком развороте событий явно изменится конфигурация взаимоотношений между США и Ираном. У Тегерана возникнут новые трения с арабским миром, а также с другими соседними государствами, включая Ирак и, даже Афганистан.


XS
SM
MD
LG