Линки доступности

За кулисами президентских выборов в Иране


За кулисами президентских выборов в Иране

За кулисами президентских выборов в Иране

<!-- IMAGE -->

В ходе кампании Ахмадинежад не раз обвинял Мусави в том, что он пользуется поддержкой коррупционеров, включая бывшего президента Али Акбара Хашеми Рафсанджани. Претендент, в свою очередь, вменил в вину Ахмадинежаду то, что тот своими необдуманными высказываниями навредил экономике страны и международной репутации Ирана.

«Ахмадинежад, похоже, рассматривает факт своего переизбрания как мандат на расправу с политическим соперниками, в первую очередь, с Рафсанджани и спикером парламента Али Ларижани, – говорит аналитик исследовательского центра Stratfor Рева Бхалла. – И оба они взывают к верховному вождю аятолле Хаменеи, чтобы он не допустил подобного исхода».

Хаменеи негласно поддерживал Ахмадинежада как кандидата в президенты, а его победу аятолла назвал божественной санкцией. Но, столкнувшись с уличными протестами и ходатайствами Мусави и других политических деятелей, он поручил Попечительскому совету исламской революции в составе 12 клириков проверить сведения о подтасовке результатов голосования.

«Как Ахмадинежад мог рассчитывать на то, что такой столп исламской революции, как Рафсанджани, не попытается дать ему отпор, особенно, когда президент шельмует всю его семью? – задается вопросом аналитик исследовательского центра Jane's Information Group Алекс Ватанка. – Хаменеи резко отодвинулся от Ахмадинежада. Интересно, не считает ли он сейчас, что допустил большую ошибку, поставив на Ахмадинежада?».

Верны ли утверждения, что на выборах имело место мошенничество? Процедура подсчета бюллетеней не предусматривает никаких механизмов контроля, экзит-полы в стране не практикуются. Единственный независимый опрос общественного мнения был проведен за три недели до выборов организациями New America Foundation и Teror Free Tomorrow, и из него следует, что Ахмадинежад мог победить с перевесом, с которым он якобы и победил в воскресенье.

«Не исключаю, что за три недели, прошедшие с момента опроса до выборов, в общественном сознании мог произойти заметный разворот в сторону Мусави, – замечает один из авторов анкеты Кен Боллен. – Не берусь утверждать также, что голосование было честным и свободным, скорее, наоборот. И, тем не менее, даже если выборы и не были до конца честными, то это не значит, что большинство избирателей не проголосовало за Ахмадинежада».

У Ахмадинежада безусловно есть сильная опора среди бедноты и сельского населения, говорит Боллен. У Мусави же совсем иной электорат. «Согласно нашему опросу, который, повторюсь, был проведен за три недели до выборов, единственные группы населения, у которых Мусави действительно вызывал симпатии, хоть сколько-нибудь равные симпатиям, испытываемым к Ахмадинежаду, это студенческая молодежь, интеллигенция и зажиточная прослойка иранского общества. Акции протеста проходят в Тегеране, и я не знаю, насколько сильна солидарность с ними в других районах Ирана».

Акции протеста проходят и в Ширазе, однако, по мнению аналитиков, они могут оказаться скоротечными и завершиться быстрее, чем тегеранские демонстрации. «В Тегеране возмущение Ахмадинежадом настолько сильно, что протесты пойдут на убыль, только если Мусави, Рафсанджани, Хатами и их соратники сами решат уйти с ринга», – заявляет Алекс Ватанка.

XS
SM
MD
LG