Линки доступности

<!-- IMAGE -->

Самая большая новость, связанная с иранскими выборами, состоит не в победе Ахмадинежада, что было вполне предсказуемо, и даже не в четкой разграничительной линии, нарисованной теперь между «новоизбранными» лидерами Ирана и Израилем. А скорее в публичном признании влиятельного сенатора-демократа Джона Керри, что Иран имеет право на мирные ядерные технологии, и это не должно вызывать возражений со стороны США.

Керри, председатель влиятельного Комитета по иностранным делам Сената США, в сущности, нейтрализовал ключевой компонент позиции США по иранской ядерной проблеме, назвав политику США «напыщенной дипломатией», отметив, что администрация Буша не смогла укрепить свои позиции против Ирана.

В результате мягкой американской внешней политики по этому вопросу ситуация обратилась на пользу иранцам и израильтянам. После повторного избрания (законно или нет) – карты в руках Ахмадинежада.

До выборов Обама призывал к переговорам с Тегераном без предварительных условий. С переизбранием Ахмадинежада у администрации Обамы нет иного выбора, кроме как полагаться на многостороннюю дипломатию, чтобы склонить Тегеран к изменению позиций. Однако с начала этого десятилетия многосторонняя дипломатия по отношению к Ирану не сработала, так почему же она сработает сейчас?

Краткий ответ на вопрос - она не сработает. Россия и Китай традиционно не согласятся накинуть дипломатическую петлю на шею Тегерана. А резолюция ООН не будет а) достаточно «зубастой» или б) исполнимой. Это означает, что Тегеран будет продолжать утирать нос Западу.
Что касается Израиля, Иерусалим все больше нервничает по поводу смены ветра в Вашингтоне. В результате позиция Биньамина Нетаньяху укрепляется, так же, как и позиция Ахмадинежада.
Две трети израильтян в настоящее время поддерживают идею превентивных военных действий против Ирана. Многое в Израиле указывает на то, что он готовится к военному удару, и Нетаньяху продолжает ссылаться на будущий ядерный потенциал Ирана как «экзистенциальную угрозу» Государству Израиль.

Учитывая все это, по мнению Даниэля Вагнера из Института военного анализа Ближнего Востока и Персидского залива, вероятность того, что израильский лидер готов дать распоряжение об ударе по Ирану значительно возросла.

Что бы произошло, если бы Израиль действительно нанес удар по Ирану? Все правительства в регионе публично выразят возмущение, а в частном порядке будут приветствовать действия Израиля. Большинство стран региона рассматривают Иран как угрозу статусу-кво, разрушение которого может быть фатальным для авторитарных лидеров Ближнего Востока.
Иран, конечно, ответит на израильский удар атаками «Хезболлы» и «Хамаса», и залпами баллистических ракет средней дальности. Некоторые из этих ракет неизбежно попадут по палестинцам и другим мусульманам. Именно это, а не возмущение действиями Израиля, может стать поводом для втягивания других стан региона в конфликт. Вопрос заключается в том, на кого они направят свой гнев - на израильтян, иранцев или американцев?

Вероятно, на всех троих. Если бы иранцы не были столь непримиримыми, израильтяне не были бы вынуждены принимать такие драматические решения. А США останутся в проигрыше, независимо от того, что произойдет, т.к. большая часть арабского мира считает, что Иран имеет право на мирную атомную энергетику.

Действия Израиля будут рассматриваться, как действия от имени американцев. И позиции Обамы среди мусульманского мира пошатнутся именно тогда, когда они начали формироваться. Но если Иран не остановится, арабские страны - Египет, Саудовская Аравия, Сирия, а также Турция начнут собственные ядерные программы.

В ситуации, когда Иран идет по пути к ядерному оружию, а Израиль может напасть на Иран и временно прекратить его военную ядерную программу, остальные влиятельные силы в регионе должны занять более жёсткую и активную позицию в отношении Ирана. Вот это то, что необходимо Америке для достижения дипломатического влияние в отношении Ирана, то, чего ей до сих пор достигнуть не удалось.

XS
SM
MD
LG