Линки доступности

«Августовские пушки 2008-го. Российская война в Грузии»


«Августовские пушки 2008-го. Российская война в Грузии»

«Августовские пушки 2008-го. Российская война в Грузии»

<!-- IMAGE -->

В Вашингтоне состоялась презентация новой книги «Августовские пушки 2008-го. Российская война в Грузии». Русская служба «Голоса Америки» обратилась с просьбой ответить на несколько вопросов к одному из авторов, Андрею Илларионову, старшему научному сотруднику Института Катона, в прошлом – советнику российского президента Владимира Путина по экономическим вопросам. Предлагаем вам первую часть интервью.

Анна Леонидова: Андрей Николаевич, вы предстали в новом образе, – соавтора книги о войне в Грузии. Что представляет собой новая книга?

Андрей Илларионов: Книга представляет собой собрание эссе европейских, американских и российских авторов. При ее составлении ожидалось, что эти эссе окажутся достаточно разнонаправленными и будут отражать разные мнения людей, которые никогда вместе не собирались и не обсуждали концепцию этой книги. Ожидались существенные разногласия.

Нужно сказать, что по мелким вопросам разногласия, действительно, существуют, но по принципиальным вопросам расхождений между авторами нет.

Для меня эта работа оказалась неожиданным делом. Ранее я детально не занимался ни военными, ни политическими вопросами, ни международными отношениями.

А.Л.: Вы начали свою презентацию со слов: «Я не политик, а экономист. Но я – гражданин России»…

А.И.: Эта война привлекла к себе внимание огромного числа россиян. Они, и я в их числе, попытались разобраться, что же произошло, почему страна оказалась втянутой в войну, в которой она не должна была бы участвовать.

Война эта началась не в августе прошлого года, а гораздо раньше. К сожалению, к настоящему времени она не закончилась. Как выясняется теперь в ходе анализа данных, война готовилась почти десять лет. Готовилась тщательно, детально, скрупулезно. Готовилась по всем направлениям: военным, экономическим, инфраструктурным, дипломатическим, юридическим, пропагандистским, психологическим. Степень подготовки этой войны – экстраординарная. Трудно вспомнить какой-либо другой конфликт, по крайней мере, после второй мировой войны, к которому руководство страны готовилось бы настолько последовательно в течение десяти лет.
А.Л.: Вы возвратили аудиторию, собравщуюся на презентацию книги, к событиям 1999 года. В чем принципиальная значимость этого года для взаимоотношений России и Грузии?

А.И.: Чтобы понять это, сделаем небольшой экскурс в историю. Если обратиться к взаимоотношениям России и Грузии после распада Советского Союза, то довольно четко выделяются три периода. Первый период, который затрагивает еще последние годы существования СССР - 1988-1991-й, а также 1992-1994 годы, когда во многих бывших советских республиках, в том числе и в России, и в Грузии, начинались довольно мощные национальные движения, направленные на создание суверенных государств. Этот процесс сопровождался большим количеством трений, напряженностей и конфликтов, в том числе – вооруженных. Конфликты затронули как отношения между будущими новыми государствами, так и между народами или представителями тех или иных этнических групп, проживающих на территории этих республик.

Этот период был весьма кровопролитным. В Грузии прошло несколько вооруженных конфликтов. Самой кровавой оказалась так называемая Абхазская война, в ходе которой, была проведена этническая чистка грузинского населения. Погибло более 10 тысяч грузин и около З тысяч абхазов. Практически все грузины из Абхазии были выброшены и оказались в числе 250 тысяч беженцев на территории Грузии. К 1993-94-м годам первый период закончился.

А.Л.: Второй период?

А.И.: С 1994-го по 1999-й. Его можно охарактеризовать как относительно спокойный в отношениях между Россией и Грузией. Он не был абсолютно спокойным в отношениях между Грузией и Абхазии и между Грузией и Осетией. Но на обоих этих направлениях предпринимались с разных сторон довольно энергичные усилия по нормализации обстановки, по установлению доверия между этими общинами. И по каждому из этих направлений были достигнуты довольно существенные результаты. Наиболее значимые – в отношениях между Грузией и Южной Осетией. Был подписан Баденский документ о мирном сосуществовании двух общин в рамках одного государства с правами очень широкой автономии для Южной Осетии. Компромиссным в отношениях между Грузией и Абхазией стал план Бодена, с которым начали серьезно работать в Тбилиси.

Но в дальнейшем, и вы правильно обратили внимание на эту дату – 1999 год, власти в России поменялись. Именно с сентября 1999 года второй период отношений между Россией и Грузией заканчивается. И начинается третий период – период агрессивного давления со стороны российского руководства на Грузию.

АЛ.: А именно?

А.И.: В сентябре 1999-го года российское правительство (а не президент, который, согласно Конституции, отвечает за внешнюю политику) ликвидировало запрет на перемещение лиц призывного возраста через абхазский участок российско-грузинской границы, установленный саммитом СНГ в 1996 году. Тем самым, российская сторона перечеркнула многие годы очень тщательного, аккуратного выстраивания добрососедских отношений в регионе. В следующем году была начата визовая война. Грузия оказалась первой и, кажется, до сих пор остается единственной страной в СНГ, против которой были введены визовые санкции.

Демонстративным было не только введение визового режима против граждан Грузии, но и фактическая ликвидация визового режима по отношению к жителям Абхазии, Южной Осетии и Аджарии. Таким образом, российское правительство продемонстрировало селективный подход к разным гражданам Грузии…

В декабре 2001 года (не без участия России) к власти в Южной Осетии пришел Эдуард Кокойты. Уже в январе 2002 года на встрече с 50 наиболее авторитетными деятелями республики он поставил задачу - развязать войну в качестве радикального средства обретения ею независимости. В последующие годы немало было сделано для того, чтобы эта война состоялась.

Наиболее крупным событием 2003 года стала поставка в феврале большого количества российских танков, артиллерии и другого тяжелого вооружения в Южную Осетию. Это произошло задолго до, так называемой, «революции роз». Задолго до того момента, когда господин Саакашвили и его команда пришли к власти в Грузии. Это еще раз показывает, что подготовка к войне со стороны Южной Осетии, Абхазии, естественно, поддерживаемая российской стороной, осуществлялась задолго до политических изменений в Грузии.

А.Л.: Андрей Николаевич, а зачем это России?

А.И.: Это – один из самых интересных и важных вопросов. При ответе на этот вопрос мы должны будем уйти из сферы абсолютно четких и фиксированных фактов, в которой мы находились до сих пор, – в область догадок, предположений и логических построений.

Продолжение интервью с Андреем Илларионовым следует

XS
SM
MD
LG