Линки доступности

<!-- IMAGE -->

Преступление у входа в Музей Холокоста еще раз подтвердило печальную истину: расовая ненависть по-прежнему жива.

Восьмидесятивосьмилетний Джеймс фон Брунн вошел в вашингтонский музей и застрелил чернокожего охранника, который вежливо открыл ему входную дверь.

«Я услышал выстрел. Все бросились на звук выстрела, все побежали. И я в том числе»… - рассказывает очевидец событий.

За последний месяц произошло немало событий, заставивших полицию вновь заговорить о всплеске преступности на почве ненависти – расовой и иной. На севере Нью-Йорка четверо мусульман попытались взорвать две синагоги. Другой пример, недавнее убийство студентки. По словам полицейских, подозреваемый охотился за евреями. Врач-гинеколог, делавший операции по прерыванию беременности, убит в церкви, предположительно, противником абортов.

И вот новое убийство, совершенное на расовой почве. Джеймс фон Брунн хорошо известен полиции, как адепт идеологии превосходства белой расы, многократно участвовавший в антисемитских акциях.

По мнению представителей Лиги по борьбе с диффамацией, все эти события указывают на серьезность намерений экстремистов. Не следует забывать и о других обстоятельствах. Президентом США впервые в истории стал афроамериканец. И произошло это, увы, на фоне экономического спада и непрекращающихся дискуссий о проблеме нелегальной иммиграции.

<!-- IMAGE -->

«Происходят важные изменения в нашей культуре, - говорит Дебора Лотер, сотрудница Лиги по борьбе с диффамацией, - а они не могут с этим смириться. И пытаются продемонстрировать себе и другим, что все остается по-старому».

Другие вспоминают каирскую речь Барака Обамы, в которой президент осудил тех, кто отрицает реальность Холокоста. Спустя день, уже находясь в Германии, президент вернулся к этому вопросу во время посещения Бухенвальда.

По словам полиции, Джеймс фон Брунн был убежденным экстремистом.

<!-- IMAGE -->

«Все эти годы он не упускал случая продемонстрировать свою ненависть публично. Не этим ли все объясняется?», – говорит Джозеф Персичини, сотрудник ФБР. Он считает, что в большинстве своем, экстремисты хорошо знают, как американский закон защищает свободу слова: «Неважно, как далеко заходят некоторые из них, но всем известно, что выражение тех или иных взглядов не является преступлением и что в вопросе о конституционных гарантиях свободы слова не может быть компромиссов».

Беда лишь в том, что сегодня «взгляды», о которых идет речь, заполонили интернет. И сайт Джеймса фон Брунна – яркий тому пример.

Абрахам Фоксмен, директор Лиги по борьбе с диффамацией много лет следил за деятельностью фон Брунна.

<!-- IMAGE -->

«Сегодня ненависть с небывалой скоростью распространяется по миру с помощью компьютерных сетей, - рассказывает Фоксмен. - Потому у этих людей и возникает завышенное представление о себе и о своей роли в мире. Сегодня в руках фанатиков есть средства, которыми они никогда не располагали прежде».

В нью-йоркском Колледже Джона Джея будущих полицейских учат распознавать экстремистов до того, как они становятся на путь терроризма. Профессор Маки Хаберфелд преподает там уголовное право.

«Мы все следим за иностранными террористами, - говорит профессор, - и не обращаем никакого внимания на своих собственных. А ведь они ничуть не менее опасны, чем заграничные или доморощенные исламисты».

Абрахам Фоксмен – польский еврей, которого в годы нацистской оккупации спасла его няня-католичка. Все дело в воспитании, считает глава Лиги по борьбе с диффамацией:

«Фанатизм не бывает врожденным – и это обнадеживающий фактор. Фанатиков создают путем воспитания и обучения».

На преодоление последствий такого воспитания уходит много времени. Порой, увы, слишком много, чтобы избежать трагедий, подобных стрельбе в Музея Холокоста.

XS
SM
MD
LG