Линки доступности

Международное сообщество осуждает КНДР


Международное сообщество осуждает КНДР

Международное сообщество осуждает КНДР

<!-- IMAGE -->

Это второе за последние 3 года ядерное испытание, проведенное Северной Кореей.

«В 2006 г. КНДР хотела испытать боеприпас мощностью 4 килотонны, но на стенд выставила только заряд в полкилотонны, так что, то испытание было признано неудачным, – замечает вашингтонский эксперт Дэвид Олбрайт. – На сей раз, сила взрыва колебалась в диапазоне от 1 до 5 килотонн, и если плановая мощность была устанавлена на уровне тех же 4 килотонн, то нынешнее испытание следует признать успешным».

Атомная бомба, детонированная над Нагасаки перед окончанием 2-ой мировой войны, имела тротиловый эквивалент в 20 килотонн, отмечает Олбрайт. Помимо ядерных взрывов, Пхеньян за последние несколько лет провел испытания ракет малой дальности класса «земля-воздух» и «земля-корабль».

<!-- IMAGE -->

Джим Уолш – специалист по Северной Корее из университета MIT. «В июле 2006 г., – говорит он, – когда КНДР вышла из моратория на испытания ракет большой дальности и осуществила первый с середины 90-х годов пуск такой ракеты, то одновременно с ним прошло испытание и нескольких ракет малой дальности. С научно-инженерной точки зрения в этих стрельбах не было никакой надобности».

По мнению Дэвида Олбрайта, тогдашние стрельбы ракет малой дальности, не способных нести ядерные боезаряды, были всего лишь плановыми мероприятиями северокорейских ракетчиков. Олбрайту кажется более интересным то, что эти пуски были приурочены к подземному ядерному испытанию.

А что насчет последнего испытания, чем продиктованы его сроки? Джим Уолш: «Есть мнение, что это было сделано для усиления позиции Пхеньяна на многосторонних ядерных переговорах с мировыми державами. Альтернативная точка зрения сводится к тому, что испытание не имело никакого отношения к внешней политике, а явилось следствием внутриполитической борьбы среди возможных преемников Ким Чен Ира; в такой ситуации КНДР, не желая, чтобы за рубежом сложилось ошибочное представление о расколе в руководстве страны, предпринимает шаг, свидетельствующий о ее силе».

У мирового сообщества, полагают эксперты, нет рычагов давления на «ядерные» решения Пхеньяна, как бы недовольны ими они ни были. Будущее шестисторонних ядерных переговоров, запущенных в 2003 г., находится под вопросом; Пхеньян вышел из них в апреле в ответ на критику пуска ракеты большой дальности.

«Переговоры мертвы и не могут быть возрождены, – уверен бывший главный инспектор МАГАТЭ Дэвид Кей. – И это результат не только отсутствия у КНДР интереса к ним, но и осознание мировым сообществом нежелательности идти на поводу у Пхеньяна, спешно возобновляя диалог с ним по следам только что проведенного ядерного испытания».

Дэвид Олбрайт, со своей стороны, высказывается против ужесточения санкций и против попыток демонизировать Северную Корею. Позитивные свои предложения он формулирует так: «Воздерживаться от угроз, но и не сулить никаких льгот. Отправить в Пхеньян высокопоставленную делегацию с единственной целью выяснить у самого Ким Чен Ира смысл выбранного им курса. Я опасаюсь, что иначе, учитывая менталитет северо-корейцев, создавшаяся ситуация может сползти к прямой конфронтации».

Угрозы приведут лишь к эскалации конфликта, а не к капитуляции Северной Кореи, считает Дэвид Олбрайт.

XS
SM
MD
LG