Линки доступности

<!-- IMAGE -->

В начале апреля союзники по НАТО отметили 60-летие альянса, сосредоточив внимание на Афганистане. Однако отсутствие четкого ответа на вопрос: что представляет собой НАТО в новых геополитических условиях, – отразилось на многообразии точек зрения союзников относительно того, в чем должна состоять их миссия в Афганистане. Этот момент подчеркнул ветеран американской журналистики, ведущий еженедельной программы «Лицом к нации» телекомпании CBS Боб Шиффер, открывая дискуссию о будущем Североатлантического альянса, которая состоялась в четверг в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований.

Участник дискуссии генерал в отставке Брент Скоукрофт, советник по национальной безопасности в администрации президентов Джеральда Форда и Джорджа Буша-старшего, напомнил, что одна из причин американского присутствия в Афганистане – это стремление не допустить, чтобы страна стала прибежищем для террористической сети «Аль-Кайды». Скоукрофт счел необходимым уточнить высказывание президента Обамы о том, что «Аль-Кайда» активно планирует нападение на США. По мнению генерала, «цель Осамы бин Ладена – не сами Соединенные Штаты, а их якобы коррумпирующее влияние на мир ислама».

Другой участник дискуссии – генерал в отставке Джордж Джоулван, бывший Верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе, убежден, что «Аль-Кайда» планирует нападение на США и готовится к этому с помощью подпольных групп на американской территории.

<!-- IMAGE -->



«Мы должны быть начеку. Именно это имел в виду президент Обама», – считает генерал Джоулван.

<!-- IMAGE -->

Карен Деянг, редактор газеты «Вашингтон Пост», обратила внимание на то, что, по сути, президент Обама занимает в вопросе борьбы с терроризмом ту же позицию, что и президент Буш, хотя центр террористической угрозы переместился из Ирака в Афганистан и Пакистан. Теперь, как выяснилось, сомалийская экстремистская организация «Аль-Шабаб» тесно связана с боевиками в Афганистане и Пакистане. Так что НАТО не имеет права на поражение в регионе, считает Деянг.

Что считать поражением, а что – успехом? И есть ли будущее у НАТО? На эти вопросы Боба Шиффера у участников дискуссии не было однозначного ответа.

Карен Деянг отметила, что еще до юбилейного саммита НАТО европейские союзники решили не увеличивать свои военные контингенты в Афганистане. Потому, с точки зрения готовности коалиции к продолжению совместных боевых операций в регионе, об успехе говорить не приходится. Если же подходить к этому с позиций того, что участники саммита НАТО поддержали план США по Афганистану и готовы участвовать в подготовке афганских вооруженных сил и в проектах гражданского строительства, то это – успех.

Генерал Джоулван считает, что в условиях финансово-экономического кризиса необходимо определить приоритеты в Афганистане: «Это не только подготовка афганских войск, но и создание институтов гражданского общества. Я называю это строительством безопасности, на которое может понадобиться до 15 лет».

Генерал Скоукрофт не согласен с таким подходом: «Вначале мы ввели войска в Афганистан. Затем начали говорить о строительстве демократии в этой стране. Мы это не сможем сделать. Мы проиграем. Мы должны сосредоточиться на подготовке вооруженных сил Афганистана, а не заниматься государственным строительством. Истинная проблема для нас – Пакистан, а не Афганистан».

С ним согласен конгрессмен-демократ от Теннесси Джон Таннер, возглавляющий Парламентскую ассамблею НАТО: «Ни в Ираке, ни в Афганистане у нас нет достижимых целей. Для госстроительства и создания институтов гражданского общества в этих странах нужно 50 лет и неограниченное количество денег. В Парламентской ассамблее НАТО существует консенсус относительно того, что в этом регионе необходимо стабилизировать ситуацию. И неважно, какое там будет правительство, если оно установит законность и порядок».

Боб Шиффер счел важным задать участникам дискуссии вопрос о возможном членстве Украины и Грузии в НАТО. На это Брент Скоукрофт ответил ему встречным вопросом: «Для чего нужно расширять НАТО? В 1991 году мы заверили президента Горбачева, что не будем этого делать и даже переписали устав НАТО. Это военный альянс или эрзац Евросоюза? Ведь первоначальных причин создания НАТО больше не существует».

Этот аргумент поддержал Джордж Джоулван. Он вспомнил, как его заместителем во время военной операции в Боснии был русский генерал, который выучил одну фразу по-английски: «No NATO enlargement» – «Нет – расширению НАТО». Генерал Джоулван призывает проявить осторожность в этом вопросе и больше уважения к России, которая готова помочь США в Афганистане. Москву очень беспокоит проблема афганских наркотиков, а потому, по его мнению, сотрудничество с Россией в этом направлении может стать первым важным шагом на пути существенного улучшения двусторонних отношений.

Джон Таннер сообщил, что в понедельник на этой неделе он встречался с президентом Украины, а во вторник – с президентом Грузии. И того, и другого беспокоит американская «перезагрузка отношений» с Россией.

«Сенатор Нанн считает, что США и Россия должны составить список направлений двустороннего сотрудничества. Россия этого хочет или нет?» – спросил конгрессмена Таннера Боб Шиффер.

«Не знаю, – ответил Таннер. – В чем-то мы согласны с Москвой, а в чем-то нет. Я вижу реальную перспективу сотрудничества в вопросах разоружения».

«И в борьбе с терроризмом, – добавил Брент Скоукрофт. – Мы не можем игнорировать Россию. Сами того не подозревая, мы создали у Москвы впечатление, что не проявляем к ней достаточного уважения».

Скоукрофт считает, что со временем не исключена возможность изменения характера отношений НАТО с Россией: вместо партнерских они могут стать союзническими. К примеру, вопрос о ПРО в Центральной Европе может быть снят, если Россия будет сотрудничать с США по иранской ядерной проблеме.

Россия должна понять, что Североатлантический альянс не представляет для нее угрозы, говорит генерал Джоулван: «Думаю, что нам не имеет смысла размещать элементы системы ПРО в Чехии и Польше. Это сильный раздражитель для России. Нам следует убедиться, что ради осуществления этого плана мы можем пожертвовать отношениями с Россией».

Для этого, в первую очередь, по мнению всех участников дискуссии, необходима реформа НАТО. За 60 лет в НАТО произошли большие изменения, в значительной мере связанные с окончанием холодной войны.

«Североатлантический альянс начинался в конце сороковых годов как политическая организация, а затем стал военным союзом в пятидесятые годы, – напомнил генерал Джоулван. – Потому сейчас необходима не только военная, но и политическая трансформация НАТО, который стал очень громоздкой организацией, увеличившей свой состав с 16 до 28 членов».

Возможно ли вмешательство НАТО в ситуацию в Молдове, если в массовые антиправительственные акции в этой стране будет вовлечена Румыния – член НАТО? На этот вопрос «Голоса Америки» все участники дискуссии ответили отрицательно.

«Нет никакой необходимости вмешательства НАТО или третьих стран в отношения между Молдовой и Румынией, – сказал Джордж Джоулван.– Когда у Венгрии был конфликт с Румынией, они сами разобрались между собой. Точно так же произойдет и в этот раз».

Четкого ответа на вопрос: что будет представлять собой НАТО в новых геополитических условиях, – пока нет. Однако, как сказал в заключение дискуссии генерал Брент Скоукрофт, «это важная организация, объединяющая евроатлантическое сообщество. У нас общие задачи и угрозы, но, к сожалению, нет прежнего духа кооперации НАТО. Это может породить много проблем и вопросов о будущем альянса».

XS
SM
MD
LG