Линки доступности

Дмитрий Медведев предлагает повестку дня американо-российских отношений

  • Алекс Кэмпбелл

Публикация статьи президента РФ Дмитрия Медведева, посвященной американо-российским отношениям, во вчерашнем номере «Вашингтон пост» рассматривается экспертами как своего рода предложение повестки дня первой встречи лидеров США и России. «Голос Америки» обратился за комментарием по поводу этой публикации к двум авторитетным американским специалистам - профессору политологии Университета им. Джорджа Вашингтона Джеймсу Голдгайеру, в прошлом сотруднику госдепартамента и аппарата Совета национальной безопасности, и Уэйну Мерри, старшему аналитику Американского совета по внешней политике, который при прежних администрациях занимал ответственные посты в госдепе и Пентагоне.

Алекс Кэмпбелл: Как выглядят американо-российские отношения с точки зрения президента России, изложенной в статье в «Вашингтон пост»?

Джеймс Голдгайер: Президент Медведев начал свою статью высказыванием, что проблемы в отношениях вызваны политикой США, которая не нравится России, и предположил, что если Америка откажется от этой политики, отношения могут успешно развиваться. Мне кажется, что новые отношения не стоит начинать с этого. Мы знаем, что Россию беспокоит расширение НАТО, однако пока нельзя говорить, что по этой проблеме ожидается какое-то срочное решение. Администрация президента Обамы уже дала ясно понять, что вопрос о размещении элементов ПРО тоже находится в стадии изучения, чтобы уяснить, какую роль эта тема может сыграть в контексте будущей ракетной угрозы со стороны Ирана. Украина и Грузия пока тоже не могут рассчитывать на официальное приглашение к реализации Плана подготовки к членству в НАТО.

С учетом всего этого мне лично представляется непонятным, почему российский президент начал статью с перечисления этих известных проблем и предположения, что вся инициатива по улучшению отношений должна исходить от американской стороны. Не думаю, что установление партнерских отношений требует этого.

А.К.: Эту публикацию можно, наверное, рассматривать как своего рода попытку сформулировать повестку дня встречи Дмитрия Медведева и Барака Обамы в Лондоне, как российскую реакцию на предложение вице-президента Джо Байдена «нажать кнопку перезагрузки» в двусторонних отношениях. Какую атмосферу это создает для встречи в верхах?

Д.Г.: Я думаю, беседа пройдет нормально. Как правило, такие встречи всегда проходят хорошо. Вопросы обычно возникают при последующей реализации. Думаю, мы являемся свидетелями попыток России испытать новую администрацию США на прочность, заставить ее отказаться от тех аспектов политики предыдущей администрации, которые Москву не устраивают.

Однако главная проблема заключается в том, что Россия не предлагает конкретных решений проблем, стоящих перед нами, поэтому в американо-российских отношениях остается не так уж много точек соприкосновения, кроме нового соглашения об ограничении ядерных вооружений.

Алекс Кэмпбелл: Как Вы расцениваете эту публикацию, г-н Мерри?

Уэйн Мерри: На мой взгляд, статья выглядит неожиданно позитивно по сравнению с другими официальными заявлениями президента Медведева, которые он делал после избрания президентом Барака Обамы. Большая часть предыдущих выступлений была предназначена для «домашней», российской аудитории. Эта статья адресована американскому правительству и общественности. Статья необычно позитивна потому, что отражает проделанный сторонами за последние месяцы значительный объем работы на уровне министров иностранных дел, их заместителей, послов и других официальных лиц, что позволило заложить хорошую основу для встречи президентов.

Однако мы должны помнить, что настоящая работа начнется после этой встречи. Будет очень трудно в остающееся время подготовить необходимые проекты соглашений по контролю над стратегическими вооружениями, а также найти способы взаимодействия по Афганистану, хотя и США, и Россия имеют по обеим этим проблемам общие интересы.

Ирония, на мой взгляд, заключается в том, что ограничение стратегических вооружений и Афганистан являются теми двумя темами, по которым США и Россия должны были бы тесно сотрудничать уже много лет. Москва и Вашингтон могли достичь успехов на этих направлениях, поэтому тот факт, что в 2009 году мы, по сути дела, лишь начинаем работу там, где наши общие интересы столь очевидны, свидетельствует, насколько ухудшились наши отношения в последние годы и как важно приступить к их исправлению.

XS
SM
MD
LG