Линки доступности

Чечня постепенно приходит в себя

  • Раиса Борщигова

По улицам Грозного, мимо зданий, увешанных портретами президента Рамзана Кадырова, шагают колонны молодых людей с транспарантами. «Не позволим Бушу установить однополярный мир!», «Поддержим президента Медведева!» – вот лозунги, декларируемые манифестантами.

Организатор этих митингов - Ражап Мусаев, федеральный куратор экспертов молодежного прокремлевского движения «Наши». В свои 22 года этот активист успел приобрести известность в республике как автор многочисленных антиамериканских публикаций.

Вступить в такую организацию как «Наши» – очень престижно в сегодняшней Чечне. Для молодежи, выросшей во время войны, это единственный шанс хоть чего-то добиться в жизни.

«Многие соглашаются лишь из-за возможности поездок – ведь у нас немало таких, кто еще ни разу не выезжал за пределы республики, – рассказывает Марха Алиева, 23-х летняя студентка ЧГУ. – Каждый, вступивший в организацию, обязуется строго соблюдать ее устав, и в первую очередь – пропагандировать политику кремлевского руководства и его чеченского ставленника Кадырова. Неотъемлемым элементом этой политики является антиамериканизм».

Жизнь в Чечне нормализуется, однако чеченское общество и сегодня изолировано от внешнего мира.
В 2007 году, под давлением Кадырова, международные гуманитарные организации, служившие мостом между Чечней и Западом, были вынуждены свернуть свою деятельность.

«Вместе мы построим наше будущее!» – это изречение Кадырова, как и его портреты, красуется повсюду. Слова кремлевского ставленника, больше напоминающего хана, нежели президента, звучат зловещей насмешкой: о кадыровских тайных тюрьмах и о пытках, которым подвергаются их узники, знает вся республика.

Чеченский квислинг не упускает случая лишний раз продемонстрировать лояльность своим московским покровителям. В августе он послал своих бойцов в Грузию – сражаться плечом к плечу с федеральной армией, не так давно бомбившей Грозный.

Августовские события стали поводом для очередного антиамериканского выпада: «Америка обнадежила грузинский народ, а потом сама же бросила его на растерзание российской армии», – считает директор Центра стратегических исследований Чеченской республики Эдильбек Хасмагомедов.

Однако чеченский антиамериканизм – не только результат российской пропаганды. У чеченцев – свой счет к американскому правительству, считают местные политологи. Они убеждены, что для США Чечня служила лишь козырной картой в большой игре с Россией. Сегодня чеченцы не чувствуют себя полноправными гражданами России, однако люди уверовали в то, что примирение, даже смирение – единственный путь к нормальной жизни.

Убежденность в том, что цель американской политики – не защита, а ущемление прав человека, широко распространена в Чечне, и кадры иракской войны как будто подтверждают это. Виды разрушенного Багдада, транслируемые по российским телеканалам, ассоциируются у жителей республики с разгромленной чеченской столицей. По мнению многих чеченцев, Буш мало чем отличается от Путина.

«Буш не хочет раздражать Россию и не критикует ее за то, что происходит в Чечне. Мировое сообщество молчит – и это не может не вызывать у народа глубокого разочарования», – подчеркивает Эдильбек Хасмагомедов.

Чем меньше чеченцев верят американскому президенту, тем больше они симпатизируют его противникам. И в частности – иранскому лидеру Ахмадинеджаду. На грозненских улицах нередко можно встретить молодых чеченцев в футболках с его портретами. Для этих парней Ахмадинежад – герой, не побоявшийся вступить в борьбу с намного более сильным противником. И эта борьба напоминает им их собственную борьбу с империей – безнадежную и героическую.

О том, что Буш и Ахмадинеджад представляют собой в действительности, мало кто задумывается. Да и к чему? Ведь у Чечни нет прямых контактов ни с Америкой, ни с Ираном.

Итак, равнодушие Запада к чеченской трагедии и чувство солидарности с Ираком – вот два фактора, способствующие тому, что чеченцы чувствуют все большую симпатию к арабскому миру и все сильнее проникаются духом антиамериканизма. На смену эйфории, охватившей население Чечни после ухода российских войск в 1996 году, пришло разочарование. В том числе – разочарование в Западе.

«Мы были уверены, что Мир с радостью признает нашу независимость и поможет нам оправиться от последствий войны и создать демократичное общество», – разъясняет Валид Акаев, бывший повстанец 30-ти лет. Этим надеждам не суждено было сбыться.

«Восемь лет Аслан Масхадов посылал своих представителей к правителям Запада, но там им неизменно указывали на дверь, давая понять, что ни чеченскому президенту, ни его стране в Европе нет места», – вспоминает бывший эмиссар президента Масхадова в Европе Майрбек Вачагаев.

Единственным государством, признавшим независимость Чечни, стал находившийся под властью талибов Афганистан. В Кабуле открылось посольство Ичкерии. В результате радикальные исламисты получили доступ к чеченскому обществу, тяжело травмированному кровопролитной войной.

«Мы чувствуем себя европейцами, однако разочарование в Западе заставило нас искать контактов с восточным миром», – подчеркивает бывший повстанец.

Не прибавил энтузиазма чеченцам и исход президентских выборов в США. По их мнению, кто бы ни был новым хозяином Белого дома, он едва ли окажет сколько-нибудь значительное влияние на положение в Чечне.

«Даже если Чечня и добьется независимости, – считает Валид Акаев, – стабильности всё равно не будет, всё слишком запутано и менять что-либо поздно. Сегодня чеченцы воюют не только с русскими, но и ещё друг с другом. Мир должен, наконец, понять, что мы, прежде всего – люди, живые люди, а не разменная монета в политической игре».

XS
SM
MD
LG