Линки доступности

Выступление Альфреда Коха в Джорджтаунском университете

  • Александр Семенов

В минувший четверг Альфред Кох, нашумевший персонаж российской политической и общественной жизни второй половины 90-х годов, представил в Джорджтаунском университете свою книгу «Ящик водки», которую он написал несколько лет назад в соавторстве с журналистом Игорем Свинаренко.

В ней авторы в формате непринужденной застольной беседы излагают свою версию российской истории последних 20-лет. Теперь книга «Ящик водки» издана на английском языке в США.

Однако поговорить о своей книге Коху не удалось, поскольку вместо этого организаторы встречи попросили его рассказать о состоянии российско-американских отношений.

Альфред Кох, в той же непринужденной манере, в которой он описал два последних десятилетия истории России, изложил свое видение истории российско-американских отношений после развала Советского Союза. Как бы остроумно и иронично ни излагал свою версию докладчик, практически все то, что он говорил, было повтором широко известных тезисов, представляющих точку зрения нынешнего российского истэблишмента: после развала СССР и отказа от коммунизма Россия приняла все требования Запада, рассчитывая взамен на помощь и интеграцию в западные институты в качестве равного партнера. Она была жестоко обманута, поскольку Запад не выполнил свои обещания и, несмотря на свои официальные заверения в дружбе, продолжает рассматривать Россию как врага. Поэтому в значительной степени ответственность за разочарование в западных ценностях, царящие в сегодняшней России, ложатся на Запад, и США в частности.

Между тем, утверждал Альфред Кох, Россия не желает и, что особенно важно, не в состоянии быть противником Запада, а нынешнее противостояние не выгодно ни ей, ни самому Западу.
На вопрос из зала: «Не следует ли из вышесказанного, что существует некий антироссийский заговор?», - Кох ответил, что не верит в теорию заговоров, и предпочитает оперировать более фундаментальными категориями, такими, например, как человеческая лень.

В качестве наглядной иллюстрации он привел отношение к России президента Клинтона и его администрации в 90-е годы. Биллу Клинтону и его ближайшему окружению, считает Альфред Кох, было просто лень вникать в проблемы и нужды России, переживавшей тогда не самый простой этап своей истории. Вместо кропотливой работы с Россией Клинтон занял, по словам Коха, «снобистскую позицию» высокомерного учителя, поучавшего нерадивого ученика, а в качестве поощрения считал достаточным раз в год отобедать с «другом Бóрисом» и прилюдно похлопать его по спине.

Эти слова докладчика вызвали недоуменные взгляды в академической аудитории, традиционно отличающейся про-демократическими взглядами, и охотно поддерживающей любую критику в адрес республиканцев, но отнюдь не готовых слышать упреки в адрес лидера, при котором Америка переживала свой золотой век.

Между тем, победившему на президентских выборах демократу Бараку Обаме также досталось от Коха, который высказал опасение, что в плане отношения к России период правления Обамы станет вторым изданием клинтоновской эпохи.

Профессор Джорджтаунского университета Дженнифер Лонг поинтересовалась, а что же Россия сама попыталась сделать для того, чтобы интегрироваться в западные институты? Ведь коррупция и нарушения прав человека процветают в новой России, а в экономическом плане Россия продолжает существовать за счет нефтегазовой ренты, которая в свое время обрекла Советский Союз на крах?

«Я не вижу большой катастрофы в зависимости от нефти», – возразил Альфред Кох. «Многие экономики существуют за счет экспорта сырья. Разница между нынешней Россией и Советским Союзом, - продолжил он, - заключается в том, что в ней существуют довольно развитые не сырьевые секторы: высокие технологии, строительство, сфера услуг, банковский сектор. В отличие от государственного бюджета, благополучие этих отраслей не зависит от цен на нефть. Следует разделять рост госбюджета и рост экономики, который обеспечен отнюдь не сырьевыми отраслями», - подчеркнул Кох.

Что же до демократии, соблюдения прав человека и борьбы с коррупцией, то достижение этих целей не может быть результатом единовременного усилия, но является следствием долгих процессов, которые вызревают в обществе. Кох привел пример Европейского суда по правам человека – единственной европейской организации, в которой России было позволено стать полноправным членом.

Многие пострадавшие, отчаявшиеся найти правду в российских судах, обращаются в него, и получают там защиту. Российские власти неуклонно выполняют постановления этого сюда и выплачивают значительные денежные компенсации, к примеру, чеченцам, дома которых были уничтожены в результате российских бомбардировок. Представьте себе, - спросил Кох, - как велик был бы прогресс в области защиты прав человека и демократии, если бы Россию приняли в другие, более значительные европейские институты, к примеру – в Евросоюз?

Впрочем, на это можно было бы возразить, что решения Европейского суда по правам человека потому и соблюдаются Россией, что речь идет об относительно малой институции, и ее можно использовать в качестве витрины для демонстрации доброй воли нынешнего российского руководства. А вот как бы повела себя Россия, если бы ей пришлось брать на себя более серьезные обязательства в сфере демократии, соблюдения прав человека и борьбы с коррупцией, предполагаемые членством в ЕС, остается открытым вопросом.

Да и вообще, - с ироничной улыбкой спросил Кох, - почему вас не беспокоило отсутствие демократии, когда вопрос стоял о выплате Россией огромного внешнего долга, оставшегося от СССР, а также о выводе советского ядерного арсенала из бывших республик СССР? И почему это вдруг стало проблемой после того, как Россия решила эти проблемы?

Последний вопрос, заданный китайским студентом, застал докладчика врасплох: «Послушайте, если вас так обижают на Западе, то почему вы туда так рветесь? Ведь бóльшая часть вашей территории лежит в Азии, и Россия могла бы с таким же успехом взять курс на интеграцию в азиатские институты? И как, по вашему, Китай должны относиться к желанию России вступить НАТО? Ведь тогда этот блок вплотную подойдет к китайским границам?»

Альфред Кох начал было рассказывать о духовной культурной и религиозной традициях, которые сближают Россию с Европой, потом перебил сам себя и стал говорить о том, как ему понравилось в Китае, где его очень тепло встречали, и что интеграция с Китаем - это нормальная альтернатива, но вот с точки зрения подсознания…

Впрочем, сегодня отношения России с Китаем более здоровые и более нормальные, чем отношения России с Западом, резюмировал свое выступление Альфред Кох.

XS
SM
MD
LG