Линки доступности

Новому президенту США придется вплотную заняться иранской проблемой

  • Рави Ханна

Иран, как и любая страна, имеет право проводить работы по обогащению урана в мирных целях, не устает повторять президент Исламской республики Иран Махмуд Ахмадинежад. Однако, по мнению руководства США, да и многих других стран, есть все основания полагать, что цель тегеранского режима – отнюдь не мирный атом. Правительство Ирана решает иную задачу: обзавестись ядерным оружием, и неоднократные испытания ракетных систем, проводимые в этой стране, - лишний раз подтверждают милитаристские намерения тегеранского режима.

Все попытки решить проблему путем переговоров, предпринятые за последние пять лет, завершились неудачей, и сегодня Иран ближе к созданию ядерного оружия, чем когда-либо прежде. Поэтому среди экспертов мало кто сомневается в том, что следующей администрации США придется заняться иранской проблемой вплотную.

При этом, по мнению специалистов, военное решение стало бы чрезвычайно рискованным шагом – в первую очередь потому, что ограничиться точечными ударами на сей раз, скорей всего, не удастся. Иранские ядерные объекты, как правило, находятся глубоко под землей и к тому же рассредоточены по всей территории страны.

Вместе с тем, по мнению большинства экспертов, международные санкции едва ли могут нанести Ирану серьезный ущерб.

Как считает бывший представитель США в ООН Джон Болтон, ни Россия, ни Китай не поддержат введение дополнительных санкций против тегеранского режима. Москва оказала Ирану помощь в строительстве атомной станции в Бушере и поставляет в эту страну ядерное топливо. Китай же нуждается в поставках иранской нефти и газа.

Болтон считает, что если руководство Израиля примет решение нанести удар по иранским ядерным объектам, Вашингтону следует оказать Израилю военно-техническую помощь:

«Это может оказаться рискованным предприятием, и полный успех в данном случае не гарантирован. Возможна и неудача. Несомненно, что последствия такой операции станут большой проблемой для Израиля. И тем не менее я полагаю, что и с израильской, и с американской точки зрения, дело обстоит так: сколь бы непривлекательным ни казалось нам военное решение, перспектива столкнуться с Ираном, располагающим ядерным оружием и средствами его доставки, является еще менее привлекательной».

Между тем недавно уходящий в отставку премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт заявил, что предположение о том, будто Израиль собирается нанести удар по Ирану, может оказаться ошибочным.

По мнению Джеймса Филлипса из вашингтонского Фонда «Наследие», прежде, чем сделать выбор в пользу военного решения иранской проблемы, президент США должен будет ответить на три вопроса:

«Первый. Располагаем ли мы точными разведданными для нанесения ударов по ключевым элементам иранской ядерной программы? Второй. Есть ли у нас необходимые средства, чтобы полностью их разрушить? И, наконец, третий: на какой срок этими ударами нам удастся задержать продвижение Ирана к созданию ядерного оружия?»

Дэвид Олбрайт, физик из Института естественных наук и международной безопасности, считает, что военное решение не приведет к успеху, поскольку Иран имеет несколько тысяч ядерных центрифуг, по всей вероятности, хорошо замаскированных и находящихся на значительном расстоянии друг от друга:

«Неясно, как можно вывести из строя иранские ядерные объекты, не прибегая к продолжительной полномасштабной бомбардировке с воздуха. Но в таком случае возникает опасность большой войны в регионе».

Генри Сокольски из Центра по нераспространению ядерного оружия полагает, что с Ираном следует вести борьбу в режиме «холодной войны», хотя и признает, что это - долгий путь. По его словам, новому главе администрации США следует начать с Тегераном переговоры, причем по более широкому кругу вопросов, нежели прежде:
«Я бы сосредоточил внимание на тех сферах, в которых мы обладаем преимуществом и которые вызывают недовольство иранской стороны. Они требуют предоставить им гарантии безопасности. И такие гарантии также должны стать предметом обсуждения».

XS
SM
MD
LG