Линки доступности

Сергей Лавров ориентирован на прагматическое сотрудничество с США



Сергей Лавров
Намечавшаяся на четверг в Нью-Йорке встреча министров иностранных дел «шестерки» по иранскому ядерному досье не состоялась. Многие американские наблюдатели считают причиной срыва встречи бойкот со стороны России, отмечая, что это – результат резкого охлаждения отношений между США и Россией, последовавшего после пятидневной войны в Грузии.

Российскую точку зрения на этот и другие вопросы международной политики представил в среду вечером, выступая в Совете по международным отношениям в Нью-Йорке, министр иностранных дел России Сергей Лавров. Говоря о встрече «шестерки», российский министр сослался на пресс-секретаря американского Госдепартамента Шона Маккормака, сообщившего накануне, что из-за трений, возникших при обсуждении ситуации в Закавказье, сейчас «не время» для проведения встречи на уровне министров.

Известно, что позиции США и России по иранскому досье разнятся: Вашингтон выступает за новые санкции против Ирана, в то время как Москва (как и Пекин) – против. Лавров назвал эти разногласиями «тактическими», подчеркнув, что стратегические цели России и США по-прежнему совпадают.

Сообщив о своей встрече с госсекретарем Кондолизой Райс, состоявшейся непосредственно перед его выступлением в Совете по международным отношениям, Сергей Лавров сказал: «Мы обсуждали ядерную проблему Ирана, ситуацию вокруг ядерной проблемы Северной Кореи, и в обоих случаях наши цели не изменились – мы за мирное решение этих проблем». По словам Лаврова, на встрече с Райс санкции в отношении Ирана не обсуждались, и «шестерка» остается единой во мнении: общая цель состоит в том, чтобы МАГАТЭ имело доступ ко всем ядерным объектам. «Мы обсуждали, как помочь МАГАТЭ в этом вопросе», – добавил глава российского внешнеполитического ведомства.

Сергей Лавров заметил, что тактические разногласия между Москвой и Вашингтоном существовали всегда, но стороны всегда находили возможности для разрешения таких противоречий. Он выразил уверенность, что такое прагматическое сотрудничество продолжится, несмотря на «эмоциональную», по его словам, реакцию США на действия России в Грузии. «Явно, что прагматизм в наших отношениях после эмоциональной реакции на события на Кавказе возобладает, – подчеркнул Лавров. – Было бы безответственно, если бы эти события повлияли на отношения двух стран и на сотрудничество России и США по урегулированию проблем вокруг ядерных программ Ирана и Северной Кореи».

В то же время Лавров раздраженно высказался по поводу отмены ряда мероприятий «Большой восьмерки» с участием России. «Нельзя, с одной стороны, наказывать Россию, отменяя встречи с повесткой дня, которая важна для всего мира, и с другой стороны – требовать от России кооперации по тем вопросам, которые представляют наибольший интерес для вас», – сказал он. В ходе переговоров с госсекретарем Райс, по словам Лаврова, он пытался выяснить, по каким вопросам Вашингтон готов сотрудничать с Москвой, а по каким – нет.

Очевидно, что действия России в Грузии, которые на этой неделе подверглись осуждению в выступлениях, в частности, представителей стран Восточной Европы с трибуны ООН, остаются тем вопросом, по которому Москва и Вашингтон не видят точек соприкосновения.

Сергей Лавров назвал действия России «ответом на грузинскую агрессию против Южной Осетии». Он попытался развеять возникшие на Западе после пятидневной войны в Грузии опасения, подчеркнув, что Россия не преследовала никаких геополитических целей: «Мы сделали то, что мы сделали, и ничего больше. Все эти геополитические интерпретации предлагают те, кто сразу же начал спекулировать о реставрации Советского Союза… Прибалтийские государства вновь заговорили о российской угрозе. Некоторые горячие головы предлагают создать силы быстрого реагирования НАТО для защиты Украины и других государств от российской агрессии. Если бы об этом не говорили официальные лица, то можно было бы подумать, что это цитаты из фантастического романа». Сергей Лавров подчеркнул, что у России нет территориальных притязаний ни к одному государству.

Одним из поводов для рассуждений о реставрации советской империи послужило недавнее заявление президента Дмитрия Медведева о наличии у России «зон привилегированных интересов». Лавров заявил, что на Западе неверно понимают российскую внешнеполитическую концепцию. По его словам, речь идет не только о республиках бывшего Советского Союза, но и о других странах в Африке, Азии и Латинской Америке, с которыми Москва традиционно поддерживала дружественные отношения. Если в 1990-е годы об этой дружбе Россия не вспоминала, то теперь пытается ее восстановить на взаимовыгодной основе, подчеркнул министр иностранных дел РФ.

Так же неправильно, по его словам, на Западе понимают заявления Москвы о защите российских граждан, где бы они не находились. «Это тоже легко истолковать как агрессивную политику России, – сказал Лавров. – Но речь идет о защите российских граждан от дискриминации дипломатическим путем, используя международные институты и организации. И я надеюсь, что никто больше не развяжет кровавую агрессию, как это сделал президент Саакашвили ранним утром 8 августа против спящего города, и что никто больше не пойдет на убийства российских граждан».

Сергей Лавров несколько раз подчеркивал, что внешняя политика Россия основана на «многополярном» видении мира. В этой связи он приветствовал «прагматизм» выступления президента США Джорджа Буша в ООН на этой неделе, указавшего на необходимость международного сотрудничества в решении таких глобальных проблем, как нераспространение ядерного оружия, борьба с терроризмом, контрабандой наркотиков и торговлей людьми.

В то же время он подверг критике недавнее жесткое выступление госсекретаря Райс в Фонде Маршалла в Вашингтоне, посвященное России. По мнению Лаврова, эта речь была основана на концепции «однополярного мира». Он также отверг утверждение Райс об изоляции России. «Мы не чувствуем никакой изоляции, – сказал Лавров. – Такого количества просьб о двусторонних встречах на полях осенней сессии Генеральной Ассамблеи ООН у меня никогда не было».

На четверг запланирована встреча Лаврова с британским министром иностранных дел Давидом Милибэндом (об их августовской телефонной беседе в британской и российской прессе уже ходят легенды: сообщают, что российский дипломат использовал ненормативную лексику).

На встрече с Сергеем Лавровым в Совете по международным отношениям присутствовали известные американские политологи, специализирующиеся на российской проблематике. Их реакция на выступление министра была сдержанной. Среди тех, кто нашел выступление Лаврова малоубедительным, очевидно, был и ведущий вечера, главный редактор журнала «Нью-Йоркер» Дэвид Ремник, о чем свидетельствовали отпускаемые им время от времени замечания «в сторону».

XS
SM
MD
LG