Линки доступности

«Контроль над ситуацией на Северном Кавказе – это мираж»

  • Евгения Искра

Фатима Тлисова, бывший корреспондент агентства новостей «Ассошиэйтед пресс», недавно переехала из Кабардино-Балкарии в США, получив статус беженца. О своих первых впечатлениях в новой стране и о том, как видится ей ситуация на Северном Кавказе Фатима рассказала в беседе с Русской службой «Голоса Америки»

Евгения Искра: Что побудило Вас переехать на постоянное жительство в США?

Фатима Тлисова: В марте 2007 года я внезапно заболела. У меня отказали обе почки. Диагноз был – «Дисфункция обеих почек на фоне интоксикации организма не установленной этимологии». Врач, который вместе с выпиской отдал мне лист с диагнозом и с некоторыми анализами, был уволен через неделю. Я не знаю, как я выжила…

После этого стало совершенно понятно, что оставаться в Кабардино-Балкарии мне нельзя. Постоянно поступали угрозы, и я уже опасалась не только за свою жизнь, но и за жизнь детей. В этот момент меня очень сильно поддержала мой шеф в «Ассошиэйтед пресс» - Джудит Инграм, удивительный человек. Она четко поняла, что оставаться в России для меня означает смерть, и помогла мне с переездом. Поэтому первое самое яркое впечатление об Америке у меня - это люди.

Е.И.: Чем вы занимались в США?

Ф.Т.: Это был очень насыщенный год. Я постоянно поддерживала контакты с Кавказом и работала над книгой, которая должна выйти зимой в Турции, в Стамбуле. Эта книга - о ситуации на Кавказе с описанием событий последнего времени и комментариями. Ее рабочее название - «Где умирает закон, рождается месть».

Е.И.: Я знаю, что у вас связи с Гарвардским университетом, не так ли?

Ф.Т.: Да, на следующий академический год я получила возможность продолжить работу в Гарварде. Это одна из самых престижных журналистских стажировок в мире.

Я занимаюсь, кроме всего прочего, вопросом признания факта геноцида черкесов. Черкесы воевали с Россией, наверно, больше, чем все остальные народы Кавказа и подверглись практически полному истреблению. Народ был раздроблен, уничтожен и 90% черкесов сейчас живут в трущобах. Признание геноцида против черкесов – одна из ключевых проблем истории Кавказа. Я очень хочу, чтобы когда-то Запад осознал это и начал изучать эту проблему так, как она того заслуживает. Ведь Кавказ - это мост между Азией и Европой.

Е.И.: Как журналист, как вы оцениваете американские СМИ?

Ф.Т.: Знаете, честно говоря, неоднозначно. Мне очень хочется, чтобы они давали больше информации о России, и, конечно же, о тех страшных вещах, которые происходят на Кавказе каждый день. Но Кавказ - такая маленькая часть мира, что большинство людей ни разу в жизни не слышали о нем, в отличие, скажем, от Дарфура или Афганистана.

Что касается освещения событий в мире и внутри страны, то, конечно же, это - фантастика по сравнению с информационным полем в России. На мой, пока еще очень свежий взгляд, и с моим знанием английского языка на том уровне, на котором я могу читать газеты, у меня создается ощущение праздника. Потому что здесь есть доступ к любой информации, люди могут получать то, что они хотят.

Е.И.: Что вы думаете о нынешней ситуации на Северном Кавказе?

Ф.Т.: Несмотря на то, что это компактная территория, в одном Дагестане живут сто пятьдесят народностей, которые говорят на 150 языках. Так что ситуация неоднозначная. Если говорить о Чечне, то есть какие-то признаки того, что она все-таки получила широкую автономию, и хотя официально это нигде не признается, очевидны попытки Рамзана Кадырова вытеснить из Чечни все федеральные вооруженные силы.

С другой стороны, о его «методах работы» говорят правозащитники, свидетели, жертвы. Возможно, это тот путь, который Чечня выбрала для себя. Похоже, что она, как это ни парадоксально звучит, сейчас - единственная из северокавказских республик, где происходит развитие.

Е.И.: А как обстоят дела в других республиках Северного Кавказа?

Ф.Т.: В соседней Ингушетии состояние просто катастрофическое. Республика абсолютно не контролируема. Контроль там, как и в большинстве сопредельных районов, - это мираж. Видимость контроля создается только за счет физического присутствия российских войск на ингушской земле. Общество было расколото после июньского нападения на Ингушетию, когда Шамилем Басаевым была организована резня сотрудников милиции. После гибели Басаева наступило затишье. Но оно не коснулось Ингушетии. Оттуда продолжают поступать сообщения об убийствах сотрудников милиции и нападениях.

Сейчас ситуация усугубляется еще больше. Усиливается давление на прессу. Например, газета «Черновик» в Дагестане признана «экстремистской». Роза Мальсагова, главный редактор оппозиционного сайта Ингушетия.ру, была вынуждена покинуть Россию и находится в Европе, где собирается просить политическое убежище… [Уже после интервью стало известно, что владелец сайта Магомет Евлоев был задержан и застрелен по дороге из аэропорта в управление милиции. - Ред.]

Такое желание вытеснить независимую прессу очень показательно. Когда хотят увеличить дозу насилия над мирным населением, всегда стараются ограничить свободу прессы. По крайне мере той прессы, которую власти не могут контролировать. Так что в будущем однозначно можно ожидать ухудшения ситуации.

XS
SM
MD
LG