Линки доступности

Опиумный бизнес в Афганистане. Часть 3

  • Сири Найроп

Практически весь нелегальный опиум в мире поступает из Афганистана. В прошлом году доход афганской наркоторговли составил 4 миллиарда долларов. Половина объема производства наркотиков приходится на южные районы страны, где развернулись наиболее ожесточенные столкновения с боевиками «Талибан».

Одна из главных целей американской политики в Афганистане заключается в том, чтобы афганцы сами уничтожили поля опиумного мака, поскольку «Талибан» использует доходы от продажи наркотиков для финансирования своей деятельности. Однако у афганцев двойственное отношение к наркотикам: с одной стороны, они наносят огромный вред их стране, с другой – это единственный источник доходов для многих ее жителей.

…В 2005 году провинция Нангархар считалась образцом успешной борьбы с опиумным маком. За короткий срок она превратилась из ведущего производителя наркотиков в зону, свободную от опиумного мака, поскольку практически все поля были уничтожены.

Фермеры, отказавшиеся от выращивания мака, получили возможность работать на общественных проектах, которые финансировались Соединенными Штатами. Один из них – обводной канал, благодаря которому вода из реки Кабул попадает на поля.

Однако, многие посчитали компенсацию недостаточной, и через два года на полях Нангархара вновь пышно зацвели маки. «Крестьяне вернулись к выращиванию опиумного мака от нищеты и отчаяния, – объясняет фермер Малик Чакан. – Помощь, которую они рассчитывали получить от властей, не пришла. У нас нет ни больниц, ни школ, ни электричества».

Практически весь нелегальный опиум в мире поступает из Афганистана, и поля Нангархара превратились в поле боя. Борьба идет между властями, которым необходимо обуздать наркоторговлю, и крестьянами, которым необходимо прокормить семью.

Одна из главных целей американской политики в Афганистане – очистить страну от полей опиумного мака. «По данным ООН, чтобы не допустить посева мака в Нангархаре в будущем году, нужно ликвидировать 20% маковых полей, – говорит посол Томас Швайк, координатор программы борьбы с наркотиками и проведения реформы судебной системы в Афганистане. – И дело не в том, чтобы просто сократить посевные площади. Нужно внушить крестьянам, что они рискуют крупными денежными потерями, засевая свои поля маком. Боязнь уничтожения полей может отбить у них охоту культивировать опиумный мак».

Однако, местному руководству трудно убедить фермеров отказаться от культивации мака, поскольку выращивание обычных культур требует гораздо большего труда. Вот уже многие годы старейшина Дур Джан и его односельчане борются с засухой. Чтобы вырастить урожай пшеницы, приходится потратить гораздо больше воды, чем на орошение макового поля, а урожай опиумного мака приносит гораздо больше доходов. В селе нет питьевой воды, крестьяне ходят за водой в соседнее село и приносят ее на свих плечах.

«В прошлом году нам обещали достойную замену, если мы ликвидируем мак. Мы с радостью согласились, – рассказывает старейшина села Арганди Гуль. – Взамен мы получили 400 мешков удобрений на 4000 хозяйств. В этом году мы получили шестьдесят 20-килограммовых мешков муки на всю деревню. И они называют это “достойной заменой”!»

Ни одна культура не окупается так щедро, как мак. Но без дождей и водоснабжения невозможно вырастить достаточно большой урожай и свести концы с концами.

Афганские власти продолжают попытки убедить крестьян прекратить выращивать мак. Они пытаются найти золотую середину между кнутом и пряником, между угрозой уничтожения посевов мака и достойной ему заменой.

XS
SM
MD
LG