Линки доступности

Сессия ОЗХО в Гааге


В понедельник в Гааге открылась 2 специальная сессия государств-участников Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). Во время встречи будут рассматриваться вопросы выполнения Конвенции о запрещении химического оружия за последние пять лет.

На сегодняшний день Конвенцию ратифицировали 183 государства, в том числе Соединенные Штаты и Россия. Генеральный директор Технического секретариата ОЗХО Рохелио Пфиртер любезно согласился дать интервью Русской службе «Голоса Америки».

Джулия Аппел: Как США и Россия выполняют обязательства Конвенции?

Рохелио Пфиртер: США и Россия обязались полностью уничтожить арсеналы химического оружия к 2012 году. Обе страны прилагают максимальные усилия для достижения этой цели. США уже уничтожили более половины запасов химического оружия, Россия – чуть более четверти. Так что прогресс заметен.

Конечно, из-за того, что мы установили крайний срок – 2012 год, мы, я бы даже сказал, с интересом ожидаем результатов наших совместных усилий, путем распределения необходимых финансовых ресурсов, строительства необходимого оборудования для выполнения задач Конвенции.

Мы с радостью наблюдаем, что со стороны России дело набирает обороты. Для уничтожения химического оружия необходимы специальные заводы, и Россия уже построила несколько таких заводов, надеюсь, что в нынешнем году будут построены еще два и два в будущем году.

Мы надеемся, что программа будет выполнена. Очевидно, что Россия стремится полностью уничтожить свой арсенал химического оружия. Сама Организация по запрещению химического оружия имеет прекрасные связи с российской стороной. Мы – партнеры, преследующие единую цель, и у меня нет никаких оснований для недовольства, скорее, наоборот.

Д.А.: Крайний срок полного уничтожения химического оружия первоначально был назначен на 2007 год…

Р.П.: Это действительно так, однако решение продлить крайний срок до 2012 года было обоюдным. Мы надеемся, что к этому времени задача будет выполнена – ведь Россию и Соединенные Штаты связывают юридические обязательства. Кроме того, налицо стремление обоих государств уничтожить химического оружие к 2012 году.

Д.А.: Чем объясняется задержка в выполнении первоначальной задачи?

Р.П.: У Соединенных Штатов и России для этого были свои причины. В случае США, имели место трудности технологического характера, в частности, технологии сжигания стали очень сложными. В девяностые годы трудности были сопряжены с проблемами экологического характера, было много судебных дел. Кроме того, вставал и вопрос безопасности самого процесса уничтожения химического оружия.

В настоящее время для того, чтобы полностью избавиться от химического оружия к 2012 году, Соединенным Штатам требуется ввести в эксплуатацию два дополнительных завода по уничтожению оружия – в Колорадо и Кентукки.

Все вышеперечисленные проблемы тормозили программу по уничтожению химического оружия. Хочу отметить, что недостатка в финансировании программы США не испытывают, заводы по уничтожению оружия построены по последнему слову техники, и уничтожать оружие Америка начала еще до того, как была подписана Конвенция. Все это указывает на то, что США подходят к выполнению обязательств со всей серьезностью.

Что касается России, она также с большой ответственностью выполняет положения Конвенции. Однако работы по уничтожению химического оружия начались в России гораздо позже. Первые заводы по его уничтожению появились лишь в 2003 году. Остро стоял и вопрос финансирования, хотя впоследствии Россия смогла получить поддержку из-за рубежа – от США и других стран Большой Восьмерки.

С тех пор, однако, дело пошло на лад, и мы надеемся, что к назначенному сроку Россия выполнит свои обязательства.

Д.А.: Как в целом вы оцениваете успех Конвенции?

Р.П.: Мы с полным правом можем утверждать, что наблюдается ощутимый прогресс. Конвенция существует всего лишь 11 лет, это не такой долгий срок. Тем не менее, 35 процентов арсенала химического оружия уже уничтожено – больше, чем по любому другому международному договору. Это очень важно в наше время, когда существует реальная угроза попадания химического оружия в руки террористов.

Мы также с большим успехом помогаем государствам быть готовыми к тому, что террористы могут нанести удар химическим оружием. Я вообще оптимист, особенно когда вижу, что государства серьезно относятся к выполнению поставленных перед ними целей.

Будучи директором Организации по запрещению химического оружия, я в своих выводах и прогнозах руководствуюсь фактами. И факты таковы, что и Соединенные Штаты, и Россия на сегодняшний день добросовестно выполняют все международные обязательства Конвенции. Так что пока дела продвигаются хорошо, и давайте надеяться, что к 2012 году все химическое оружие будет уничтожено.

XS
SM
MD
LG