Линки доступности

Маневры огнетрубых машин


Шарнир, поршень, сухопарник, маховик – все это части паровой машины старинного трактора. Но какая паровая машина без гудка? Чем мощнее гудок, тем сильнее двигатель. Главное, чтобы весь пар в гудок не ушел. Мы пришли понаблюдать за давлением в котлах и маневрами огнетрубых машин на ретро-шоу под Вашингтоном.

Примерно двести лет назад англичанин Стивенсон изобрел то, что потом назвали паровозом. Но мало кто на Западе знает, что 1833 году крепостные Ефим и Мирон Черепановы тоже поставили на рельсы свой самобеглый паровик. И выглядел он примерно так же, то есть все те же бегунки, поршни, кривошипы, дышло, золотники – или по-иноземному реверсы, тендеры, стокеры…

Дымят и трещат агрегаты нещадно, стоят под парами, кипятятся… Этим паровым диковинным чудищам по сто и более лет. Эдакие динозавры промышленной революции.

В XIX веке такой трактор был, безусловно, чудом, и вызывал неподдельный живой интерес. По иронии судьбы век спустя интерес к нему такой же неподдельный. А доведись случайно встретить его в чистом поле – просто горыныч какой-то… Страшно, аж жуть.

Конечно, в наши дни эти трактора от трудовой повинности освобождены. На заслуженном отдыхе. Отпахали свое. Но владельцы вдохновенно раз-два в год выводят своих чудищ напоказ, точно на подиум. И вправду есть что показать: как ни крути – по-своему ведь красавцы! Даже коррозия метала на них как благородная седина. Рост, стать… Расписные все. Выбитые, литые таблички фирм – не что иное как история промышленного становления Америки.

Подготовка трактора – это целый ритуал. «В трубах накапливается сажа, – говорит владелец старинной машины Чарлз Робертс. – Если их не чистить, то кпд двигателя падает процентов на двадцать».

На чистку встают все от мала до велика. Внук готов сменить деда. Здесь не скажешь «непыльная работенка».

«Мне было лет шесть-семь, когда папа привез меня сюда, – вспоминает Андреа «Спарки» Гленн. – Я все время была около тракторов. Механики позвали покататься на паровом тракторе, покрутить колесо, и с тех пор я просто влюбилась в эти агрегаты. Теперь могу разобрать двигатель, разжечь топку, завести трактор. Я даже училась в специальной школе по вождению и обслуживанию паровых машин. Это круто, скажу я вам, такой кайф!»

Что скажешь? Труд для нее – отец удовольствия. Вот такая Паша Ангелина американской закалки.

Топку разжечь – дело непростое. Поддерживать огонь – искусство. Семилетний Сэт знает это не понаслышке: «Для паровых двигателей нужно много угля. Сначала будет очень много дыма, но потом дым уходит, и получается пар в котле».

Опытные трактористы по тону гудка могут определить давление в котле. Словом, пока профессионалы занимаются ерундой, любители уже достигли совершенства.

«Мы собираемся здесь, чтобы сохранить наше наследие, – говорит Чарлз Робертс. – Все это уже не так просто найти. Интерес к технике, машинам, к такому вот труду – именно на этом строилась настоящая Америка. Наша задача сберечь это».

А эти мужчины в шляпах, борода лопатой – амиши – стараются жить по заветам дедов: ни телевизора в доме, ни телефона, фото- и видео-съемки сторонятся, а в тракторном шоу участвуют. То ли из любви к технике, то ли к сельскому хозяйству – фермеры как-никак…

На такие шоу, как это, под Вашингтоном, собирается по несколько тысяч человек. Здесь у всех одно увлечение, одни песни.

Но, конечно, главный герой дня – всегда трактор. Говорят, что самый лучший трактор – новый или же очень старый. Именно поэтому владельцы этих замечательных машин не жалеют никаких денег на их восстановление и обслуживание, и они продолжают бороздить просторы Америки.

XS
SM
MD
LG