Линки доступности

Дмитрий Хворостовский в Америке


В его репертуаре более тридцати оперных партий на сценах ведущих театров мира, гастрольный график расписан на годы вперед. Светский лев, желанный гость раутов и вечеринок, один из красивейших мужчин мира (по версии журнала «People») – Дмитрий Хворостовский.

В Вашингтоне на недавно состоявшийся прием в его честь были приглашены деятели культуры, бизнесмены, политики. Он появился как-то неожиданно: вошел – и сразу стал своим для всех, для русских и для американцев. Рукопожатия, слова восхищения, дружеские объятия…

Он легко переходил с русского на английский, и опять с английского на русский. Его расспрашивали о гастролях, делились впечатлениями. Даже строгие и сдержанные по обыкновению «старые русские» не скрывали своих симпатий и восторгов.

Прием, как принято говорить, проходил в теплой дружеской обстановке. Как заведено, не обошлось без речей.

Так кто он все-таки, Дмитрий Хворостовский?

«Среди баритонов мирового масштаба он как Шаляпин среди басов: пришел, спел, победил». Так лондонская «Таймс» описала победу Хворостовского на конкурсе Би-би-си в Кардифе, где он получил звание «Лучший певец года». Сейчас у певца гастрольное турне по всему миру.

«Я убежден, что выступление Хворостовского в США «обречено на успех»: он не первый раз на гастролях в Америке, – говорит президент вашингтонского Общества исполнительских искусств Нили Перл. – Но нынешний его репертуар приготовил сюрприз для американцев. В первом отделении – арии из опер, а вот во втором – неизвестные здесь песни военных лет. Я уверен, слушатели будут потрясены».

Но почему именно военные песни выбрал певец для своих гастролей в Америке? ?

«Идея была прежде всего в том, чтобы показать, поделиться тем, что нам по-настоящему дорого. Это часть нашей культуры, часть нашей истории, которая не принадлежит только нам одним, – говорит Дмитрий. – Мы должны, мы обязаны этим поделиться с другими. Кроме того, не надо забывать, что очень много русских живут и за рубежами нашей страны».

«Это персонально нас касается, – подтвердил главный дирижер Государственного академического камерного оркестра России Константин Орбелян, – потому что у Дмитрия дед скончался на фронте, и у меня родители были на фронте, воевали, были в немецком плену, потом приехали в Соединенные Штаты. Я-то вырос здесь, но с каким русским языком… Все благодаря маме. За столом, я помню, будучи маленьким, что они пели? Они пели военные песни. Я вырос с этими песнями. Я не знал их содержания, тогда я не мог понять, что это такое, но когда они садились петь, я знал, что это часть нашей жизни».

«…И поет мне в землянке гармонь про улыбку твою и глаза», – вспоминает священник Дмитрий Григорьев,настоятель Свято-Николаевского собора в Вашингтоне.

«Во время войны мне пришлось быть в тесной каюте в Тихом океане на корабле британского торгового флота, – говорит отец Дмитрий. – И вот эта песня роднит меня с тем бойцом в землянке. Она объединяет нас – и в эмиграции находящихся (и находившихся), и тех, кто в России. И так приятно, когда так много лет прошло, слышать опять эту и другие песни этого цикла в талантливом, искреннем исполнении Хворостовского. Благодарность ему великая за это».

XS
SM
MD
LG