Линки доступности

Что ожидает НПО при новом законе?


Примерно три месяца осталось до того дня, когда закон об НПО войдет в силу. Как в новых условиях будут существовать и работать неправительственные организации? Эту тему мы обсудили с ведущим российским правозащитником, президентом общества «Мемориал» Сергеем Ковалевым.

Семен Резник: Недавно подписанный Путиным закон о неправительственных организациях еще не вступил в силу, но уже на неправительственные организации, на правозащитные организации, на общественные организации началась довольно прицельная охота. В частности, на Российский исследовательский центр, который был создан еще в 1992 году и объединяет двенадцать правозащитных групп. Поступило предложение его ликвидировать, поскольку он якобы не представил каких-то бумаг по своей деятельности, хотя руководители Центра говорят, что бумаги поставляют постоянно. Скажите, как вы вообще оцениваете закон, а также тот факт, что он еще не вступил в силу, а уже действует?

Сергей Ковалев: Он, по сути дела, антиконституционен. Это чудовищное нарушение фундаментальных принципов права. Есть та сфера права, о которой международное сообщество договорилось не считать ее внутренним делом ни одной страны: защита прав человека и вопрос о демократических процедурах, таких, как избирательное право, например. Так вот: это не есть внутреннее дело страны. И это зафиксировано в соглашениях, и реформированный Советский Союз (скажем так) выступал одним из самых энергичных сторонников этой точки зрения. И это теперь признано всеми: права личности и демократические процедуры не есть внутреннее дело никакой страны. Господин Путин нарушает конституционный принцип. Потому что в нашей Конституции отчетливо зафиксировано, что нормы международного права являются приоритетными по отношению к внутреннему законодательству.

С.Р.: Ну, а что же все-таки с неправительственными организациями, Сергей Адамович? Они будут существовать или их постепенно прикроют?

С.К.: Нет, я думаю, что их не прикроют потому, что власть заинтересована иметь некоторую репутацию на Западе. А она будет сохранять возможность лгать вам и убеждать в том, что в этой стране дело обстоит совсем не так скверно, как кажется оголтелым критикам. Понимаете, власть заинтересована в том, чтобы дать возможность вашим политическим лидерам лгать вашему западному обществу.

С.Р.: Власть берет гражданское общество под свой контроль, но его не ликвидирует?

С.К.: Она пытается выстроить гражданское общество. Что же произойдет дальше? Когда будет развиваться это давление власти на гражданское общество, общественные организации расколются. Значительная часть из них станет доказывать власти свою лояльность, потому что у них есть свой резон: они будут стремиться оставить за собой возможность хоть кому-нибудь помогать, взаимодействуя с властью. А эти возможности будут превращаться в мифические возможности. Другие пойдут наперекор событиям, наперекор судьбе. И они просто станут превращаться в диссидентов.

С.Р.: Их организации будут ликвидированы?

С.К.: Будут ли они ликвидированы – это вопрос. Их постараются ликвидировать. Будут всячески давить. Люди, которые пойдут в этом направлении, в отличие от диссидентов 60-х – 70-х годов, будут иметь не пишущую машинку «Эрика», а персональный компьютер и интернет.

С.Р.: Спасибо, Сергей Адамович. Вы нарисовали, я бы сказать, не очень веселую, но трезвую картину, и мы постараемся донести ваши взгляды до наших слушателей.

С.К.: Спасибо за интерес.

XS
SM
MD
LG