Линки доступности

Украина и Европейский союз

  • Роман Волчук

Статья научного сотрудника университета Вулверхэмптон в Великобритании Романа Волчука написана для интернетовского обозрения «Новая Европа».

Украина все еще ждет приглашения от Европейского союза, в то время как интеграция в евроатлантические структуры может пройти и быстрее и проще через посредство НАТО. Романа Волчука.

Оранжевая революция напомнила нам, что статус Украины как суверенного образования – это геополитическая данность, но данность хрупкая. Президентские выборы 2004 года в Украине вылились в негласную, но вполне реальную схватку между Россией, с одной стороны, и евроатлантическим сообществом, с другой. Россия активно продвигала в президенты Виктора Януковича, который сделал ставку на углубление интеграции Украины в Содружество независимых государств. Евроатлантисты симпатизировали прозападному Виктору Ющенко, чья программа предусматривала вступление Украины в ЕС и НАТО – предпочтительно, именно в такой последовательности. Для Ющенко Украина могла по-настоящему гарантировать своей суверенитет только путем консолидации с двумя указанными организациями.

Выборы 2004 года высветили также политический электоральный раскол Украины на юго-восточные и центрально-западные районы: если первые голосовали преимущественно за Януковича, то во вторых его поддержка была минимальной.

Перед победителем Виктором Ющенко стоит задача огромной сложности: реализация его внешнеполитических целей требует удержание конфликтов внутри страны в неких допустимых пределах. Задача эта осложняется отношением ЕС к ющенковской Украине. Внешне Европейский союз поддерживал Ющенко в противостоянии режиму Кучмы – достаточно вспомнить в этой связи усилия Хавьера Соланы как куратора внешней политики Евросоюза и посредническую деятельность Польши и Литвы, но по сути ЕС отстраняется от Украины, явно отговаривая ее от шагов в сторону вступления в организацию. Утверждения Украины, что она доказала свою приверженность Европе и соответствие критериям членства в ЕС, эффекта не возымели. Евросоюз воспринимает Украину как рядовой субъект своего сопредельного геополитического пространства, подстать Беларуси, Молдове и даже некоторым государствам Северной Африки.

А Виктору Ющенко, тем часом, уже на ранней стадии президентства нужен внешнеполитический успех, хотя бы частичный. Во-первых, для того, чтобы доказать электорату в восточных и южных районах Украины правильность своего внешнеполитического курса. Во-вторых, для обоснования реформ, весьма болезненных, которые являются квалификационным минимумом для вступления в европейские институты. Если на первых порах Ющенко надеялся, что успех придет к нему в форме благосклонного отношения со стороны Евросоюза, то сейчас он связывает основные надежды с НАТО. И есть основания полагать, что этот курс – оптимальный.

У Украины и сегодня отношения с НАТО весьма крепкие, так что в обозримой перспективе у нее больше шансов вступить в Североатлантический, нежели Европейский союз. В 94 году Украина с энтузиазмом примкнула к программе Партнерство во имя мира; в 97, на саммите в Мадриде она подписала с НАТО Хартию об особом партнерстве; в 2002 году при Кучме Совет национальной безопасности и обороны Украины объявил, что республика берет курс на членство в НАТО; при этом, однако, предполагаемая причастность Кучмы к убийству журналиста Георгия Гонгадзе вынуждала альянс настороженно взирать на режим в Киеве.

С победой Ющенко движение Украины в сторону НАТО убыстрилось. На Западе отношение к победителю было хорошим и до «оранжевой революции»: он хорошо зарекомендовал себя на посту шефа Центробанка и в свою короткую бытность премьером запустил экономические реформы, чей положительный эффект ощущается по сей день. И то, как ответственно и зрело повел себя Ющенко во время революции, только упрочило его рейтинг, который остается высоким, несмотря на передряги в правительстве.

«НАТО быстро отреагировал на успех Ющенко: он был единственным из руководителей несоюзных стран, приглашенным на саммит альянса в Брюсселе в феврале нынешнего года. На состоявшейся после саммита пресс-конференции генеральный секретарь НАТО де Хооп Схеффер заявил о твердой поддержке стремления украинского президента установить более тесные контакты с евроатлантическим сообществом. Радость европейцев по поводу Ющенко была практически осязаемой.

Представляется несомненным, что сближение Украины с НАТО поддержат многие члены альянса, особенно в Центральной и Восточной Европе. Республики Балтии и Польша неоднократно предлагали использовать перспективу членства в НАТО для стимулирования экономических реформ в Украине. Болгария и Румыния выражали заинтересованность в активизации контактов Киева с евроатлантическими структурами. Понятно, что при таком настрое соседей интересы Украины в НАТО будут продвигаться очень плавно. Более того, шаги, которые должна сделать Украина для принятия в НАТО, облегчат ей и вступление в Европейский союз. Хотя критерии членства в ЕС более строгие, чем членства в НАТО, в них есть целый ряд общих элементов, пусть формально нигде не закрепленных. Так или иначе, Киев лучше поймет, что требуется от него как от члена западных организаций.

Хотя Украина считает НАТО евроинтеграционным паллиативом ЕС, история дает основание полагать, что членство в первой организации – это этап на пути попадания во вторую. Так, вопреки ожиданиям, государства Центральной Европы вступили в НАТО до того, как присоединиться к Евросоюзу, и этот факт доказывает, что стратегически членство в НАТО и членство в ЕС – вещи тесно взаимосвязанные и плавно друг в друга перетекающие. Если членство в НАТО для Украины является задачей среднесрочной перспективы, то членство в ЕС – долгосрочной, и это, может быть, единственная разница.

При этом не следует думать, будто принятие Украины в НАТО есть лишь дело техники. Помимо осуществления важных социально-экономических и военных реформ Киеву предстоит решить для этого и ряд проблем политических. Во-первых, несмотря на напускное равнодушие Кремля относительно перспективы вступления Украины в НАТО, ей надо будет как-то рассеять тревогу восточного соседа; во-вторых, правительству следует иметь в виду политическую оппозицию внутри страны и не забывать, что парламент в ноябре 2005 года отказался ратифицировать Меморандум о взаимопонимании с НАТО относительно стратегических авиаперевозок, причем, что удивительно, оппозиция исходила от тех самых кругов, которые, будучи у власти, этот Меморандум продвигали. В-третьих, население южных и восточных районов Украины враждебно относится к НАТО, и наверняка воспримет в штыки всякое сближение Киева с западным военным альянсом. Сторонники НАТО должны помнить об этом и попытаться заранее приглушить общественное недовольство. Это все решаемые проблемы, но усилий от правительства они требуют намного больших, чем оно сегодня демонстрирует.

С победой Оранжевой революции Украина вступила в новый этап государственного строительства; она связывает свою судьбу с демократической Европой и пытается стать полнокровным участником евроатлантического сообщества. Для движения по этому пути ей нужна помощь Запада.

Трудно сказать, прав ли министр обороны Анатолий Гриценко, считающий 2008 год реалистичным сроком для принятия Украины в НАТО. Что несомненно, так это то, что Североатлантический альянс доказал свою лояльность Украине в период ее нелегких испытаний: не говорить «нет» Украине было, может быть, столь же положительным и конструктивным, как сказать «да».

Основная тема исследований научного сотрудника университета Вулверхэмптон в Соединенном королевстве Романа Волчука: влияние европейской интеграции на внешнюю и оборонную политику Украины.

XS
SM
MD
LG