Линки доступности

Узбекистан: опасность кланов

  • Наджия Бадыкова

Русская служба «Голоса Америки» обратилась к бывшему президенту Союза независимых журналистов Узбекистана Руслану Шарипову с просьбой прокомментировать последние события в Узбекистане.

Руслан Шарипов: В Ферганской долине, на территории которой находится Андижан, вот уже долгие годы имеется протестный потенциал, но он, как и на всей территории Узбекистана, тщательно подавляется. Есть другая опасность. Дело в том, что Узбекистан – это страна, где правят клановые интересы. Существует ряд очень сильных правительственных кланов, которые также борются между собой, а самые сильные из них – это СНБ и МВД, и каждый их них может быть инициатором и может использовать данную ситуацию в своих интересах.

Поэтому в то время, как ситуация внутри самого правительства не очень стабильная и там правят клановые интересы, в Узбекистане сложилась очень опасная ситуация. И любой протестный потенциал, конечно же, будет подавляться. Режим Ислама Каримова еще в 1992 году показал, что против таких сильных акций протеста будет применяться сила. И если вы помните, в 1992 году был расстрел мирной акции протеста. То есть сейчас события показывают, что режим не изменился, и по отношению к протестующим и недовольным узбекской властью будет, конечно же, и в будущем применяться сила.

Н.Б.: В общем складывается такое впечатление, что аналогию и с «оранжевыми революциями», мирными революциями, пока провести нельзя?

Р.Ш.: Вы знаете, аналогию, я думаю провести можно, но дело в том, что как я сказал, ситуация в Узбекистане резко отличается от других республик бывшего СССР. Революцию в Узбекистане может использовать в своих интересах один из кланов, а может, и сразу несколько, чтобы прийти к власти. Один из сильных кланов, как я уже сказал, – министерство внутренних дел, официальный клан, которым правит министр внутренних дел Закир Алмазов. Он сегодня обладает самой мощной силой в Узбекистане.

Известная узбекская журналистка Галима Бухарбаева сообщила, что когда она находилась внутри здания Хакимьята и говорила непосредственно с самими протестующими, выяснилось, что они не являются исламистами: они – мирные граждане Узбекистана, которые просто выразили свой мирный протест против антинародных действий правительства, против суда над так называемыми «акрамистами», которых судят за их религиозные убеждения. Поэтому я считаю, что поддержка Соединенными Штатами Узбекистана «в борьбе с терроризмом» – это большая ошибка: в понимании Узбекистана борьба с терроризмом – это совсем не то, что имеют в виду во всем мире, когда говорят о борьбе с терроризмом. Я считаю, что ни в коем случае нельзя поддерживать правительство Узбекистана, которое и далее будет использовать силу, использовать насилие против мирных граждан Узбекистана.

Н.Б.: Руслан, спасибо за подробные комментарии. Как вы думаете, что будет происходить дальше?

Р.Ш.: Судя по событиям, которые сегодня происходит в Узбекистане, я считаю, возможны и дальше массовые протесты, такие, как в Андижане. Но сейчас самое главное – не допустить прихода к власти правящих кланов, так как они могут поставить у власти своего человека. Это будет просто государственный переворот. Нельзя допустить государственного переворота.

Если международная общественность не начнет критику режима властей и, в частности, самого Ислама Каримова, то события могут закончится очень печально. Пока еще не поздно, международная общественность и, в частности, США должны срочно принимать решительные действия против режима Ислама Каримова.

Н.Б.: Спасибо Руслан.

Р.Ш.: Спасибо вам.

XS
SM
MD
LG