Линки доступности

Промышленный шпионаж пришел из глубины веков

  • Ричард Кранц

Не все войны в наши дни ведутся с помощью пушек и бомб. Многие страны вовлечены в войны экономические, и одним из излюбленных методов ведения таких войн является промышленный шпионаж, с помощью которого можно в кратчайшие сроки достичь желаемых экономических результатов.

«Наносимый урон весьма значителен и продолжает ощущаться спустя долгое время», – говорит вице-президент по вопросам безопасности английской фирмы BAE Systems of North America Томас Лангер. – Когда вы лидируете на рынке благодаря разработанной вами технологии и секрет этой технологии у вас похищают, она может быть использована либо правительством другой страны, либо какими-то криминальными структурами».

К несчастью для Джона Тернера, его компания Polycom, производящая оборудование для видеоконференций, была обворована преступниками: «Мы обнаружили копии нашей технологии на мировых рынках, где права на интеллектуальную собственность не уважаются и не соблюдаются, – говорит он. – Продукт был скопирован методом обратного инжиниринга компанией, стремящейся выйти на рынок. Скопирован настолько точно, что неопытному глазу очень трудно обнаружить разницу между их продуктом и нашим».

Принцип промышленного шпионажа очень прост: сначала раскрыть и украсть коммерческий секрет, затем использовать его для собственной выгоды. Помимо хищения принадлежащей компании информации, происходит также кража интеллектуальной собственности – запатентованных идей, охраняемых авторским правом.

По словам профессора Элиаса Караянниса, сотрудника университета Джоржа Вашингтона, данная проблема наносит вред не только отдельным корпорациям, но и целым государствам: «Шпионаж, как и война, – это иная форма дипломатии. В то же время он представляет собой «мирные военные действия» с целью доступа и захвата чрезвычайно ценной собственности. В наши дни совсем не обязательно захватывать территории, ибо сегодня особую значимость приобрели нематериальные ценности».

США, будучи мировым лидером в области технологии, стали главной мишенью промышленного шпионажа и очень обеспокоены этой проблемой, говорит сотрудник отдела контрразведки ФБР Клейт Лемме: «По нашим данным, финансовый ущерб от промышленного шпионажа в 2004 году составил от 130 до 330 миллиардов долларов. Есть 15-16 стран, которые проводят особо агрессивные программы в отношении США, и главные среди них – КНР и Россия».

Американские законы различают промышленный и экономический шпионаж. Промышленный имеет место, когда одна компания крадет секреты другой исключительно для достижения превосходства над конкурентом. Но ФБР гораздо больше беспокоит экономический шпионаж.

«Шпионаж квалифицируется как экономический, если он спонсируется или поддерживается иностранным правительством», – говорит Клейт Лемме. – Подобные преступления наказуемы согласно закону об Экономическом шпионаже от 1996 года. При этом, как замечает Лемме, значительная доля экономического шпионажа носит двойной характер: он угрожает не только гражданскому сектору, но и военному, а также национальной безопасности.

По соображениям безопасности государственный департамент США запрещает экспорт определенных технологий в ряд стран. «К примеру, это приборы очки ночного видения, – говорит Клейт Лемме. – Есть целый ряд стран, в которые мы не хотим продавать технологию ночного видения третьего поколения. Против лиц, занимающихся ее продажей за границу, может быть возбуждено уголовное дело на основании закона о контроле над экспортом».

В результате многим американским компаниям приходится балансировать между необходимостью открытой продажи своей продукции и защитой от шпионажа.

«Существует множество способов получить доступ к информации о какой-то компании. Но чтобы получить доступ к ее самой сокровенной информации, нужно сотрудничество инсайдера – служащего компании с доступом к самым важным ее секретам», – говорит Клейт Лемме.

А если завербовать сотрудника компании не удается, всегда есть возможность действовать через интернет. «Подсчитано, что незащищенный компьютер, подключенный к интернету, может быть взломан хакером за сорок минут, – говорит Томас Лангер. – Хакеры работают круглые сутки без выходных, выискивая в системе уязвимые места. Найдя их, они скачивают всю доступную информацию с тем, чтобы позднее разобраться в ней подробнее».

Все больше и больше компаний во всем мире предпринимают меры по укреплению компьютерной безопасности. «Необходимо вкладывать средства в охрану ресурсов информационных технологий, местных сетей, в системы защиты, систему паролей и тому подобное, – говорит Томас Лангер. – Но самое главное – это работа с персоналом. Служащие должны следить, все ли в порядке. Они должны сознавать, что утечка информации чревата для компании финансовыми потерями, сокращением рабочих мест и снижением производительности труда».

Нужда в охране ресурсов компании существовала на протяжении столетий. Например, в 1474 году власти Венеции приняли закон, поощрявший тех, кто доставлял в город любые машины, закрепляя за ними права их эксклюзивного использования. А в начале XIX века Америка пережила текстильный бум – благодаря украденному в Англии секрету механического ткацкого станка с водяным приводом.

По мнению профессора Караянниса, с индустриальным шпионажем вряд ли удастся покончить в обозримом будущем: «Шпионаж свойствен человеческому роду. Мы – создания, которые выжили и развились благодаря присущей нам любознательности. Так что это – неизбежное зло. Вопрос в том, как с ним справляться».

Вопрос этот приобретает все более важное значение, и в будущем решать его придется и руководителям корпораций, и дипломатам.

XS
SM
MD
LG