Линки доступности

Киргизия и Центральная Азия<BR>Мнения экспертов

  • Брент Херд
  • Джеффри Янг

Киргизстан – третья бывшая советская республика, где за последние три года сменилось правительство в результате массовых демонстраций.

На прошлой неделе столица Кыргызстана Бишкек находился в полном смятении. Правительство пало, и на улицах появились мародеры, грабившие предприятия и правительственные заведения.

«В ночь переворота на улицах не было полиции, полный разброд, ни закона, ни порядка», - говорит Джефф Лилли, директор международного Республиканского института – неправительственной организации, поддерживающей развитие демократии по всему миру. Он находился в прошлый четверг в Бишкеке, когда напряженность достигла кульминации.

Тысячи демонстрантов собрались около Белого дома, штаб-квартиры киргизского правительства. Они были недовольны недавними парламентскими выборами, к которым не допустили некоторых кандидатов оппозиции, и в которых многие международные обозреватели отметили нарушения. Сотни молодых людей врывались в здания, а силы безопасности им не препятствовали. Президент Аскар Акаев бежал из страны.

Аналитик Кевин Джоунс из Мерилендского университета считает, что политическое и экономическое недовольство назревало уже несколько лет, хотя Акаев, избранный в 91 году, обещал демократические реформы: «Кыргызстан был единственной страной, где изменилось правительство. Акаев был новым президентом, он не был одним из партийных лидеров. Только он представлял новый строй среди пяти бывших среднеазиатских республик. По сравнению с другими, политически он выглядел очень хорошо».

Акаев предложил экономические реформы и многопартийную демократию. Кыргызстан считался островком демократии в бывшей советской Центральной Азии. Но, также как и в других постсоветских республиках девяностых годов, лидер скатывался к автократии, разочарование сменило большие надежды.

«Частично продолжалась репрессия демократии, - продолжает Джоунс. - Вам говорили, что вы живете в демократии, на самом деле это было не так. Вам постоянно говорили, что выборы были честными и справедливыми, но ни один, за кого вы голосовали, никогда не избирался».

Ужасная нищета, особенно на юге республики, прибавила к непопулярности правительства президента Акаева. Его мгновенное падение стало сюрпризом для всех, включая оппозиционные силы. Алишер Камидов из Кыргызстана, находящийся на практике в университете Джонса-Хопкинса, говорит, что быстрые темпы переворота не дали оппозиции создать единую политическую платформу: «Ведущие лидеры оппозиции разошлись по многим ключевым вопросам. Однако оппозиция смогла позвать за собой недовольный народ. Они не сумели поддержать дисциплину среди участников, не смогли организовать их протесты более мирным путем. По-моему теперь они смогут создать общий фронт и действовать сообща».

Несколько соседних центрально-азиатских стран транслировали события в Кыргызстане по телевидению. После недавних политических событий в Грузии и Украине, когда были смещены многолетние руководители этих стран, многие аналитики утверждают, что официальные представители соседних с республикой стран обеспокоены, что их власть может быть в опасности.

«Кыргызстан расположен в середине Центральной Азии, - говорит Джефф Лилли. - Его соседи не являются либеральными прогрессивными странами. Например, Китай, Узбекистан и Таджикистан. То, что происходит в Кыргызстане, заставляет их лидеров нервничать».

Специалист по Центральной Азии из Фонда Карнеги «За международный мир» Марта Олкотт согласна.

«Каждый раз, когда недемократические выборы ведут к успешным протестам, это повышает опасность для соседней страны, которая пытается провести недемократические выборы, - говорит она. - Совершенно очевидно, что климат вокруг Казахстана и Узбекистана меняется.

Оппозиция президента Казахстана Назарбаева подойдет к проведению президентских выборов 2006 года гораздо серьезнее, чем раньше.

XS
SM
MD
LG