Линки доступности

«В Центре Европы сказать об этом можно громче, чем в Москве»


Карлов Университет, где проходят мероприятия в рамках фестиваля

Карлов Университет, где проходят мероприятия в рамках фестиваля

В столице Чехии проходит художественно-правозащитный фестиваль Kulturus

В Праге открылся IV фестиваль актуального искусства и прав человека Kulturus. В нем принимают участие деятели культуры и гражданские активисты из стран Центральной и Восточной Европы, и также России.

Фестиваль в 2012 году придумал художник Антон Литвин, который в настоящее время живет и работает в Праге. В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» Литвин рассказал, как у него возник замысел этого проекта. «Я часто ездил в Прагу, и обратил внимание, что русская культура, которая была представлена и продвигалась здесь, отбиралась по инициативе посольства Российской Федерации», – рассказывает художник.

По его словам, как правило, это были самодеятельные коллективы, а также милицейские хоры, рекламу которых расклеивали на пражских улицах и даже на городском транспорте.

От «Майдана» к «Войне и миру»

«Все это выглядело достаточно убого, и мне, как человеку, посвятившему половину своей жизни современному искусству, эта ситуация казалась недопустимой. И я начал думать, какие альтернативные варианты проектов – гастроли артистов, выставки, концерты и также далее – я могу предложить городу, находящемуся в центре Европы», – продолжает Антон Литвин.

Первый фестиваль Kulturus, состоявшийся в 2013 году, по словам его программного директора, был почти полностью неполитическим – исключение составила лишь одна акция, посвященная событиям на Болотной площади. В то время Литвин старался понять, какие именно культурные проекты здесь могут быть наиболее востребованы, и что вызовет живой отклик как у чешской аудитории, так и у российской эмиграции, и при этом будет интересовать и волновать самого автора идеи.

В результате живущие в Праге эмигранты фестиваль, за редким исключением, бойкотировали, а чехи проявили к нему весьма сдержанный интерес, поскольку имя Литвина им почти ни о чем не говорило. «Не знаю, как бы дальше развивались события, – продолжает художник, – но случилась аннексия Крыма и далее – все, что за этим последовало в Украине, и поэтому темы следующего фестиваля диктовались сами собой».

Осенью 2014 году упор был сделан на украинских художниках и гражданских активистах. Когда на фестивале демонстрировался фильм Сергея Лозницы «Майдан», зал стоя пел гимн Украины. «И здесь я понял, что фестиваль должен быть концептуальным, со своей внутренней темой и развитием. И так получилось, что Kulturus-2014 начался фильмом “Майдан”, а закончился концертом на Крымской улице – есть такая улица в Праге. То есть выстроился логичный цикл мероприятий», – рассказал инициатор фестиваля.

В 2015 году главными темами фестиваля актуальной культуры были российская пропаганда, кремлевская цензура и самоцензура, а нынешний Kulturus носит подзаголовок “Valka a mir“ («Война и мир»). «Эти понятия мы воспринимаем образно, и не рассматриваем роман Толстого. Речь идет, прежде всего, о войне и мире в головах, – поясняет Антон Литвин, и добавляет, что контекстом фестиваля являются и пугающие разговоры о III Мировой войне, и международное напряжение, которое все чаще сравнивают с Холодной войной.

В рамках каждого мероприятия фестиваля Kulturus проводится сбор средств в пользу политических заключенных в России. «Это – очень важный и принципиальный момент, потому что я считаю, и надеюсь, что меня в этом поддерживают все участники – то малое, что может дать эмиграция для России, это поддержка политзаключенных», – подчеркнул Антон Литвин.

«Пятая эмиграция» в поисках коммуникационной площадки

Фестиваль открылся встречей с адвокатом Марком Фейгиным на философском факультете Карлова университета, и, по словам Антона Литвина, это мероприятие прошло очень успешно: «Был аншлаг, Фейгин рассказывал очень интересно, аудитория была в восторге».

В пятницу в рамках фестиваля проходила дискуссия «Новые диссиденты в современной России», а в субботу тема была продолжена встречей «Политическая эмиграция XXI века».

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» один из участников дискуссии – живущий в Германии адвокат и правозащитник Алексей Козлов сказал, что основная задача его выступления – актуализировать данную проблему. «Мне кажется, что сам факт наличия современной политической эмиграции из России не признан, – поясняет Козлов. – В принципе, на Западе соглашаются с тем, что люди по разным причинам уезжают из Российской Федерации. Но то, что это численно зафиксированный феномен, и что для эмиграции есть политические причины, включая репрессии и запрет на профессии – об этом не говорят».

Алексей Козлов

Алексей Козлов

В этой связи Алексей Козлов считает необходимым рассказать о российской политической эмиграции европейской аудитории.

Россияне, покинувшие свою страну по политическим мотивам в годы правления Владимира Путина относятся к нынешнему режиму у себя на родине резко негативно. И в этом отличаются от тех представителей 3-й («застойной») и 4-й («перестроечной») волн эмиграции, кто не скрывает своих пропутинских настроений. Алексей Козлов подтверждает этот «конфликт поколений» и добавляет, что численный перевес – на стороне эмигрантов 70-х – 90-х годов. Хотя, как отмечает собеседник «Голоса Америки», далеко не все эмигранты «третьей» и «четвертой» волны являются сторонниками нынешней российской власти.

Правозащитник также напоминает: «В данном случае есть осознанная политика Российской Федерации, которая поддерживает в Евросоюзе различные структуры, используя различные ресурсы: программу “Россотрудничество”, “Русский мир” и так далее. И нужно, чтобы у европейских политиков и у общественности отложилось в сознании, что происходит прямое вмешательство в политический процесс». В качестве примера такого вмешательства Козлов напомнил эпизод с предоставлением беспроцентного кредита для французского «Национального фронта» через банк в Чехии. Благодаря этому кредиту партия Марин Ле Пен смогла победить на муниципальных выборах во Франции по ряду округов. «А если бы не было этого беспроцентного кредита, то результат на выборах для нее был бы хуже. Вот – прямая зависимость между поддержкой со стороны России конкретных политических сил и результатами выборов», –подчеркивает он.

Алексей Козлов также с сожалением отметил, что у представителей современной политической эмиграции из России нет за рубежом такой коммуникационной площадки, какой для представителей первой и второй волны были газеты «Новое русское слово» и «Русская мысль», и для третьей волны – «Голос Америки» и «Радио Свобода». «Это – одна из проблем, которая нами обсуждается, но пока, ни одно медиа даже потенциально не сравнимо с этими газетами и радиостанциями. И даже в проекте ничего подобного не существует. Хотя сейчас мы обсуждаем необходимость координационной площадки, чтобы было известно: что где происходит и кого стоит приглашать на различные рода встречи. Но пока мы в начале пути», – указывает Алексей Козлов.

Путь из Бухары в Прагу через Москву

В дискуссии о политэмиграции XXI века также принимал участие беженец из Узбекистана Абдусами Рахмонов. У себя на родине он контактировал с представителями оппозиционной партией «Эрк», а его брат Хумоюн – инвалид по зрению – оказывал адвокатскую помощь фермерам в Бухарской области. После того, как Хумоюн Рахмонов обратился с письмом к президенту Узбекистана, где рассказал о том, как фермерские хозяйства подвергаются рейдерским захватам, его посадили в тюрьму, а Абдусами стали часто вызывать в суд в качестве свидетеля. «У меня был очень тяжелый опыт общения с узбекскими спецслужбами по поводу репрессий и пыток, против которых я выражал протест», – рассказал он в беседе с корреспондентом «Голоса Америки».

В 2010 году, поняв, что и ему грозит арест, Абдусами Рахмонов переехал в Москву, где занимался консультационной помощью трудовым мигрантам и беженцам, «потому что я видел, каким чудовищным образом нарушаются их права», – поясняет он. Параллельно Рахмонов изучал политологию, но в России узбекский оппозиционер также не вызывал сочувствия властей, поскольку участвовал во многих пикетах по поводу нарушения прав мигрантов, и вдобавок, был волонтером «Международной Амнистии».

Абдусами рассчитывал получить политическое убежище в России, однако, несмотря на то, что ему удалось выиграть один процесс в Европейском суде по правам человека, через некоторое время он был направлен в депортационный центр для последующей отправки в Узбекистан. Стоит отметить, что из-за оппозиционной активности Абдусами Рахмонова узбекские власти добавили его арестованному брату еще три года тюремного заключения.

В октябре 2015 года ему удалось переехать в Чехию, где он получил политическое убежище. Сейчас Рахмонов является волонтером чешского отделения Amnesty International, активно контактирует с местными правозащитными организациями, рассказывая правду о ситуации у себя на родине. По его словам, в Чехии находится большое количество беженцев из Центральной Азии. «Конечно, люди приезжают сюда по разным причинам. Здесь есть политические эмигранты из Узбекистана, с которыми я общаюсь, так что в Чехии мне скучать», – заключает Абдусами Рахмонов.

Кто такие «настоящие либералы» в России?

В ряде мероприятий фестиваля “Kulturus” главными действующими лицами являются гости из России. Кроме упомянутого адвоката Марка Фейгина, это, например – историк, архитектор-реставратор и гражданский активист Сергей Шаров-Делоне. Тема его выступления заявлена как «Либерализм в России. Бессмысленный и беспощадный». Сам Шаров-Делоне исходит из того, что в России с 90-х годов смешались понятия «рыночная экономика» и «либеральная экономика» вследствие чего все операции свободного рынка воспринимаются как проявление либерализма.

«У нас с либерализмом сейчас вообще много путаницы, – посетовал он в беседе с корреспондентом “Голоса Америки”. – Появился термин “системные либералы”, или сокращенно – “ сислибы”. Короче с либералами получается то же самое, что с морской свинкой, которая не является ни тем, ни другим».

На самом деле, по мнению Сергея Шарова-Делоне, либералы в классическом, западном понимании этого слова в России есть, но это – совсем не те, кого принято так называть.

Истоки русского либерализма, по мнению историка, восходят к среднему сыну Дмитрия Донского – Юрию Звенигородскому, который пытался развивать феодализм западноевропейского типа. В то время, как старший сын Донского – Василий I и его последователи, по словам эксперта «через колено ломали Русь, создавая служивый строй азиатского типа. Где нет собственности, где нет ответственности людей за все, а есть только служба государю».

И все последующие исторические деятели, которых в России принято называть «иконами либерализма», вроде Павла Милюкова и Владимира Набокова-старшего, как считает Сергей Шаров-Делоне, были «либерал-государственниками», для которых государство было важнее, чем гражданин.

Такими же, по мнению собеседника «Голоса Америки» являются и современные российские политики, возглавляющие праволиберальную оппозицию. «А среди среднего слоя оппозиции довольно много людей с либеральными взглядами, которые понимают, что человек гораздо важнее, чем государство», – подчеркивает историк. По его наблюдениям, настоящие российские либералы всегда рассчитывают лишь на свои силы, и многие из них с симпатией вспоминают 90-е годы: «Тогда государство поняло, что не в силах ничего народу дать, и сказало “делайте, что хотите, выкручивайтесь сами”, то люди выкрутились по своему разумению. Было трудно, но, тем не менее, у многих получилось самостоятельно встать на ноги», –свидетельствует участник фестиваля Kulturus.

Чем живет Россия, которую не показывают по телевидению?

Среди других тем фестиваля актуального искусства и прав человека можно отметить следующие дискуссии: «Война идей. Холодная или горячая?», «Жизнь и смерть независимого ТВ в России», «Война и (русский) мир». В последние дни фестиваля состоится показ документального фильма «Один за всех», главным героем которого стал гражданский активист Ильдар Дадин, признанный «узником совести» международной правозащитной организацией Amnesty International. На показе будет присутствовать Анастасия Зотова – жена Ильдара Дадина.

«Если сказать обо всем этом в центре Европы, то получится несколько громче, чем из Москвы», – отмечает Антон Литвин.

Программный директор фестиваля Kulturus также подчеркнул, что организационную помощь его проекту оказывают философский факультет Карлова университета, библиотека Вацлава Гавела и ряд других организаций, которые занимаются правозащитными проектами, но и построением гражданского общества.

«Мы стараемся больше говорить о европейских проблемах, и Россию рассматриваем как европейскую страну. То есть, мы выступаем за то, чтобы Россия выбрала демократический путь развития. В самой России таких людей сейчас мало, но так получается, что все мои друзья, почему-то, из этого лагеря. И я заинтересован в том, чтобы они могли поговорить об этом в Праге с различными политиками, чешскими журналистами, членами правозащитных организаций. И рассказали бы им о том, чем на самом деле живет та Россия, о которой не говорят по телевидению», – отметил Антон Литвин.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG