Линки доступности

По мнению литовских экспертов, в данном процессе нет срока давности

В Вильнюсском окружном суде продолжается рассмотрение дела о трагических событиях 13 января 1991 года в Вильнюсе. Фигурантами процесса стали более 60 бывших советских военных и должностных лиц, которые обвиняются в военных преступлениях и преступлениях против человечности. Однако, всего двое обвиняемых присутствуют на процессе лично, остальные проживают на территории России и Беларуси, которые отказались сотрудничать с Литвой в этом процессе.

«Это – прежде всего вопрос справедливости»

Как отметил в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» преподаватель Института международных отношений и политических наук Вильнюсского Университета, политолог Нериюс Малюкявичюс, и символическое и практическое значение этого процесса для Литвы заключается, прежде всего, в восстановлении исторической справедливости.

«Очень интересно взглянуть, какой контекст придает этому событию МИД России. С точки зрения Москвы, данный процесс, якобы имеет политический оттенок. Я же считаю, что это – прежде всего вопрос справедливости, которая должна восторжествовать», – убежден литовский политолог.

Действительно, после начала процесса представитель Министерства иностранных дел Российской Федерации Мария Захарова сделала заявление, согласно которому «инкриминируемые Литвой росгражданам действия оцениваются необъективно, в нарушение норм международного права».

В ответном заявлении МИД Литовской Республики говорится: «Суды в Литве независимы и беспристрастны. Дела в них рассматриваются, и решения по ним принимаются только на основании установленных во время досудебного расследования фактических обстоятельств и собранных данных. Мы констатируем, что именно Россия пытается политизировать этот судебный процесс. Последнее заявление представителя МИД России по печати – еще одно тому доказательство».

Еще один собеседник «Голоса Америки» – Артурас Паулаускас – во время январских событий 1991 года был Генеральным прокурором Литвы. Он считает, что нынешний процесс призван дать правовую оценку событиям с 11 марта 1990 года, когда Литва провозгласила независимость, до августовского путча 1991-го. По его словам, этот период отмечен множеством инцидентов, связанных с нападениями советских военнослужащих на литовских таможенников. «Приезжали, переворачивали и поджигали вагончики, где они жили, избивали наших таможенников», – вспоминает Паулаускас.

Апогеем этих событий стал расстрел литовских таможенников под Мядининкаем 31 июля 1991 года. И при расследовании этого трагического инцидента советские военные также отказались сотрудничать с литовской прокуратурой. И лишь после провала путча ГКЧП Артурас Паулаускас получил доступ к материалам, собранным представителями генпрокуратуры СССР.

Нынешний процесс он также расценивает, как попытку восстановления справедливости: «Люди боролись за независимость своего государства, они ее отстояли против танков и вооруженных солдат, некоторые погибли, другие были ранены, стали инвалидами. И Литва всегда стремилась назвать имена виновных», – напоминает первый – после восстановления суверенитета – генеральный прокурор Литовской республики.

Витаутас Ландсбергис в январе 1991 года был председателем Верховного Совета Литвы. Отвечая на вопрос о значении данного судебного процесса, он отмечает: «Он имеет более, чем символическое и более, чем практическое значение. Он имеет принципиальное значение для всех народов и для всех стран, которые подвергались агрессии и были жертвами преступлений. Поэтому, это – очень важный процесс и не только для Литвы. Так же, как освобождение Литвы было очень важным фактором для народов, порабощенных Советским Союзом, советской диктатурой».

Учитывать опыт судебных процессов в Германии

Среди обвиняемых в военных преступлениях и преступлениях против человечности находится и бывший министр обороны СССР маршал Дмитрий Язов. Его интересы в суде представляет адвокат, назначенный Литовским государством. В обвинительном акте говорится, что Язов со своими соратниками поручил другим должностным лицам «подготовить план перенятия власти в Литве, составить список стратегически важных объектов, подлежащих захвату, включив в него государственные органы власти и управления, объекты массовой информации, коммуникации, путей сообщения». Согласно обвинительному заключению, 11 января 1991 года при реализации этого плана была развязана советская агрессия, приведшая к вооруженному конфликту в Литве.

В российской прессе уже появились высказывания, что представителям литовского правосудия следовало бы руководствоваться соображениями гуманности в отношении престарелых обвиняемых и закрыть дело в их отношении «по истечению срока давности». Подобную точку зрения, в частности, выразил Александр Невзоров, который 25 лет назад снял телевизионный фильм о событиях в Вильнюсе, отражающий официальную кремлевскую позицию.

Артурас Паулаускас заметил, что ему трудно комментировать данную ситуацию, поскольку это – компетенция суда. «Но я знаю, что подобные случаи были. Скажем, в Восточной Германии судили одного из руководителей спецслужб. Он был очень болен, и после оглашения приговора он был освобожден. Поэтому, все может быть», – полагает Паулаускас.

Нериюс Малюкявичюс считает, что в данном случае нужно руководствоваться не «давностью лет», и правосудием. «В Литве сейчас идет процесс по делу Партии Труда. Много лет шла дискуссия по поводу их налоговых манипуляций, и сейчас у нас идет оживленная дискуссия, как такое могло произойти? Поэтому и в данном случае нужно руководствоваться не возрастом Язова, а действиями тогдашнего советского руководства – кто отдавал приказы ОМОНу идти против людей», – убежден преподаватель Института международных отношений и политических наук Вильнюсского Университета.

Витаутас Ландсбергис вспомнил, что нацистских преступников Третьего Рейха судили вне зависимости от срока давности совершенных ими злодеяний и их возраста на момент ареста. «Если там поступали так –последовательно и принципиально, почему здесь должны поступать иначе», – задается он вопросом.

«Конечно, его (Язова – А.П.) судят заочно, и сама Россия его не выдаст и не посадит, хотя по международному договору так должно было бы быть. Ну, и так как реального наказания не будет, то принципиальное решение о виновности – очень важно», – подчеркивает Витаутас Ландсбергис в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки».

«Россия сама себе копает нравственную яму»

В настоящее время в Литве также обсуждается инициатива группы консерваторов в Сейме запретить публичное использование георгиевской ленты, которая после аннексии Крыма и вооруженного вмешательства России в дела Украины в ряде стран считается символом агрессии.

Не опасаются ли в Литовской республике, что этот запрет, наряду с вынесением обвинительного вердикта бывшим советским военнослужащим, еще больше осложнит отношения с Москвой?

Нериюс Малюкявичюс в этой связи отмечает, что у российского руководства в последнее время много поводов для внешнеполитического беспокойства: «Это и расследование по делу Литвиненко, и расследование о деятельности русской мафии в Испании, и сообщения американской администрации о коррумпированности Путина». И еще раз подчеркивает, что продолжающийся в Вильнюсском окружном суде процесс не имеет политической окраски.

Артурас Паулаускас призывает не смешивать ответственность России и СССР: «Тогда (в январе 1991 года – А.И.) действовали вооруженные силы Советского Союза, – напоминает он. – Здесь была совместная операция советской армии, КГБ и МВД. А Россия как таковая как раз выступала против агрессии. Ельцин предупреждал, что этого нельзя делать, а правозащитники приезжали в Вильнюс после этих событий. Россия всегда была на стороне Литвы, поддерживала нас. И я думаю, что Россия помнит еще об этих событиях, и не думаю, что она изменила свое отношение», – предполагает бывший генпрокурор Литовской Республики.

Со своей стороны, Витаутас Ландсбергис задается вопросом: «Почему Россия должна заступаться за преступников? Почему Россия должна брать на себя преступления отдельных личностей? Это же – отдельно взятые преступники, взять хоть Лугового, или кого-то еще! Нет – Россия все берет на себя, и все сталинские преступления тоже берет на себя», – констатирует собеседник «Голоса Америки».

И вспоминает, что после вильнюсских событий января 1991-го года шла оживленная международная дискуссия о причинах и возможных последствиях кровопролития в литовской столице. И в беседе с одним из российских журналистов тогдашний председатель Верховного Совета Литвы, по его воспоминаниям, сказал: «Или – или. Или Россия сама – жертва сталинизма, и тогда мы на одной стороне баррикад. Или Россия берет на себя эти преступления, становится соучастницей и наследницей (этих преступлений)».

Далее Витаутас Ландсбергис констатирует: «Тогда мне казалось, что Россия должна определится. К сожалению, Россия определилась в самую худшую сторону: что она – соучастница сталинизма и наследница преступлений. И заступается за преступников и впредь». И подытоживает сказанное: «Это не мы портим с ней отношения. Это Россия сама себе копает нравственную яму».

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG