Линки доступности

Стенания русской души: американская версия


Сцена из спектакля «Фантомные боли»

Сцена из спектакля «Фантомные боли»

Пьеса «Фантомные боли» Василия Сигарева в нью-йоркском театре

Нью-Йорк– Героев зовут Дима, Глеб и Ольга. Они русские, молодые ребята. Действие современной камерной пьесы происходит в городе, где на свалке списанных трамваев, в одном из вагонов, кое-как приспособленном под человеческое жилье, кипят нешуточные страсти.

Спектакль «Фантомные боли» (Phantom Pains) поставлен в независимом театре Under St. Marks в Нижнем Истсайде. Это плод сотрудничества двух театральных трупп – Benefit of the Doubt и «Шестой студии» (Studio Six). Режиссер Мэтт Рейнс (Matt Raines) вдохновился пьесой российского драматурга Василия Сигарева в переводе на английский Грэма Шмидта.

«Меня привлек в этой пьесе накал чувств, - сказал в интервью «Голосу Америки» Мэтт Рейнс. – Ощущение нестерпимой утраты и одиночества, глубина человеческих эмоций. А еще то, что в ней мало действующих лиц (смеется). Если серьезно, меня подкупила прямота, с которой Сигарев трактует душевную боль человека».

В центре сюжета – трагедия Ольги, сошедшей с ума молодой женщины, мужа которой переехал трамвай. В ее помутившемся сознании все мужчины, кто носит очки, – это ее любимый муж. Охранники свалки по очереди пользуются ее беспамятством. И только «новенький» охранник Дима, которому развязный и сильно пьяный Глеб предлагает интимную «халяву» с Ольгой, вдруг осознает всю нестерпимую мерзость ситуации...

Действие, как всегда у Сигарева, происходит «на дне», в экстремальных обстоятельствах. В и без того безрадостную жизнь героев неизменно вторгается трагедия, хотя то, как они сами реагируют на ужасные события, скорее похоже на фарс и гиньоль.

«Материал, конечно, депрессивный, - отметил Мэтт Рейнс в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» после спектакля. – Но, удивительное дело, зрители вовсе не подавлены. Судя по их реакции, они захвачены происходящим на сцене».

В 2008 году «Шестая студия», в которой работалРейнс, поставила в Нью-Йорке известную пьесу Сигарева, «Пластилин», в форме сценической читки. «Крышу» необычной постановке дал Центр искусств Михаила Барышникова.

Новую пьесу Сигарева Рейнс прочитал в антологии современной русской драмы, собранной американским театральным критиком Джоном Фридманом, живущим уже много лет в Москве (он женат на актрисе Оксане Мысиной).

Когда Рейнс загорелся этой пьесой, он и его коллеги связались с Василием Сигаревым с просьбой разрешить постановку в Нью-Йорке. И получили лаконичный ответ: «Я не против».

Василий Сигарев считается в России одним из лидеров «новой драмы». Его пьесы ставятся в театрах Москвы, Петербурга, Екатеринбурга, Лондона, Гамбурга и неизменно вызывают бурную полемику. Некоторые пьесы из-за их скандальности были сняты с репертуара. Сигарев известен также как сценарист и кинорежиссер таких громких лент, как «Волчок», «Жить» и совсем недавняя «Страна Оз», где он попробовал себя в жанре эксцентрической комедии.

«Мы работаем в театре не для того, чтобы советовать зрителям, как им жить, - объяснил свое кредо Рейнс. – Нам важно, чтобы после спектакля зрителю захотелось задать вопросы себе самому».

Актеры Джоэл Бернард (Дима), Тайтус Томпкинс (Глеб) и Элиз Прайс (Ольга), американцы, не владеющие русским языком, разыгрывают драму из чужой, казалось бы, бесконечно далекой от них жизни. Как рассказал Рейнс, сначала они вместе читали пьесу, которая в английском переводе заняла всего 28 страниц. Режиссер методично, шаг за шагом, просвещал актеров относительно содержания русской пьесы, растолковывал им мотивы поступков их героев.

В том, что ему удалось увлечь не очень понятными реалиями занятых в спектакле актеров, Рейнс благодарит «Метод» – так в США называют систему Станиславского. Он усвоил эти уроки, когда в рамках творческих молодежных обменов поработал в студии при московском МХАТе. Там, под эгидой таких авторитетных театральных профессионалов, как Анатолий Смелянский и Олег Табаков, возник творческий союз молодых актеров-американцев, получивший с легкой руки Смелянского название «Шестая студия». Сейчас, поясняет Рейнс, все ее участники пошли каждый своим путем.

Элиз Прайс занималась в летней школе МХАТ в Бостоне. Затем, несколько лет назад, Рейнс привез ее и Джоэла Бернарда на месяц в Москву, к своим любимым педагогам в школу-студию МХАТ. Они смотрели спектакли, разговаривали с коллегами, гуляли по городу, поклонились могилам Станиславского и Чехова на Новодевичьем кладбище. Вернувшись в США, они вместе с их партнером по спектаклю Тайтусом Томпкинсом, продолжили учебу в Американском театре-консерватории (A.C.T.) в Сан-Франциско, которую со временем все трое успешно закончили.

Действие спектакля сопровождает гитарными аккордами, электронно преображенными в космическую пульсацию, сидящий в дальнем углу сцены композитор Бен Куинн.

«Я начал работу с Беном еще до начала репетиций, - сказал Рейнс. – Мы с ним очень долго обсуждали, какую музыку желательно иметь для спектакля. То, что играет Бен, напоминает мне моего любимого композитора Макса Рихтера. Бен импровизирует во время каждого спектакля, чутко реагируя на настроение дня, на реакцию публики».

«Ставить спектакль в маленьком независимом театре – это всегда трудно, всегда надо искать финансирование, - заметил Рейнс. – Нам помогли несколько доноров. Очень многое стало возможным только благодаря бескорыстной помощи энтузиастов театра. Конечно, невозможно воспринять в Америке адекватно всю русскую культуру. Америка как нация слишком молода, чтобы понять ее и прочувствовать. Но я надеюсь, что этим спектаклем мне удалось немного приоткрыть окно в Россию, в русскую культуру».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG