Линки доступности

Мелани Салли: Если в обществе нет механизмов защиты людей, которые рассказывают о случаях коррупции, то возникает обстановка страха

9 декабря в мире отмечается День борьбы с коррупцией. Коррупция, вероятно, стара как само человечество, однако в последнее время борьбе с ней уделяется намного больше внимания. В 2003 году Генассамблея ООН приняла Конвенцию против коррупции, к которой присоединились большинство государств мира.

Об опасностях и методах борьбы с коррупцией Русской службе «Голоса Америки» рассказала Мелани Салли (Melanie Sully), политолог, директор Institute for Go-Governance (Вена, Австрия).

Алекс Григорьев: Коррупция есть во всех государствах, однако не во всех государствах она имеет серьезные масштабы. Почему она возникает?

Мелани Салли: Если людям платят маленькие зарплаты, а они должны вдвое больше платить за жилье, то не надо быть Эйнштейном, чтобы предположить, что они найдут возможность повысить свои доходы, чтобы просто выжить. Низкие зарплаты – это один фактор. А другой фактор – это культура поведения в обществе: если коррупция считается нормальным делом, то в этой стране будет существовать замкнутый цикл коррупции, от которого крайне сложно избавиться.

Коррупция присутствует в любом государстве – об этом говорит неправительственная организация Transparency International, которая анализирует ситуацию в 175 странах мира (ежегодно она публикует Индекс восприятия коррупции – АГ). Но некоторые страны более коррумпированы, чем другие.

Это не новый феномен. Если вы посмотрите, что происходило столетие назад в Великобритании, вы обнаружите, что люди, которые использовали инсайдерскую информацию для торговли на бирже, становились премьер-министрами. Но тогда не было журналистских расследований, к которым мы привыкли сегодня, и не было парламентских расследований. В основном, это проходило незамеченным. А сегодня у нас больше открытости, у нас есть социальные медиа, и, благодаря этому – намного меньше шансов на то, что факт коррупции не останется незамеченным.

А.Г.: В России популярно мнение, что коррупция – это способ выжить в государстве, с его жестокими законами.

М.С.: Как я говорила, коррупция – это способ выживания, особенно наиболее бедных и обездоленных членов общества: женщин, детей, пациентов больниц, учащихся. Если в стране отсутствует верховенство закона, если слаб парламент, если нет сильной оппозиции, плюралистических средств массовой информации, то коррупция никогда не окажется в центре внимания общества. Если в обществе нет механизмов защиты людей, которые рассказывают о случаях коррупции, то возникает обстановка страха. Люди знают о коррупции, но ни у кого не хватает мужества или, если хотите, безрассудства, чтобы рассказать, что происходит. Потому что им отомстят, и ситуация только ухудшится.

А.Г.: Вы упомянули о некоторых инструментах борьбы с коррупцией. Однако лишь некоторые государства смогли их использовать и добиться успеха за короткое время: популярный пример – Сингапур.Что можно сказать о современном мире – кто больше преуспел в борьбе с этим злом?

М.С.: Если вы посмотрите на доклады Transparency International, то год за годом, наилучшие результаты показывают Дания, Норвегия, Швеция, Финляндия, Новая Зеландия, Австралия, Канада… В этих странах действует принцип верховенства закона, там мощные парламентские демократии. Хуже всего ситуация – и это нельзя считать сюрпризом – в Сомали, Северной Корее, Афганистане… Но нельзя сказать, что такая ситуация там будет всегда.

Посмотрите на Грузию. Как и во многих других постсоветских государствах, коррупция там была широко распространена, однако они сумели принять законы, необходимые для наказания коррупционеров, уволили коррумпированных чиновников, начали платить достойные зарплаты и очистили юридическую систему. Грузия добилась серьезного прогресса. То есть, это возможно сделать.

К несчастью, далеко не всегда подобные меры позволяют поймать «большую рыбу», людей, которые занимаются элитарной коррупцией. И понятно почему: люди, принимающие решения и олигархи не заинтересованы принимать решения, от которых сами и пострадают.

А.Г.: Российские официальные лица обычно негативно реагируют на доклады Transparency International, называя их субъективными, потому что нет способа точно замерить уровни коррупций в различных государствах. Они также говорят, что Россия активно борется с коррупцией и что страшная коррупция есть и в государствах Запада. Ваш комментарий?

М.С.: Напомню, что я не сотрудник Transparency International. Коррупцию очень сложно замерить, просто потому, что она незаконна. Каждый знает о том, что это незаконно и никто не будет признаваться в собственной коррумпированности. Но Transparency International опрашивает людей и замеряет их представление об уровне коррупции.

Что касается российского аргумента о коррупции в других странах, то он частично обоснован, потому что нет государства, полностью свободного от коррупции. Однако это не говорит о том, что коррупция – это хорошо. Стремление избавиться от коррупции имеет колоссальное значение, потому что оно приводит к улучшению качества государственного управления, что в интересах каждого.

А.Г.: Почему коррупция опасна?

М.С.: Если вы купили поддельные лекарства, которые предлагает коррумпированный бизнес, приняли их, и в результате этого умираете, то очевидно, что коррупция оказалась опасной лично для вас.

Если коррумпирована вся государственная система, это негативно влияет на экономику страны, потому что в нее не идут инвестиции, потому что это подрывает доверие к государству и потому что это порождает еще больше коррупции, потому что все знают, что это единственный способ вести дела. Кроме того, коррупция приводит к разбазариванию денег – например, за счет организации гигантских и как правило ненужных проектов, которые способны разрушать окружающую среду. Это, кстати, опасно и для всей нашей планеты.

А.Г.: В последние десятилетия о борьбе с коррупцией говорили в ООН, во многих международных организациях и в правительствах, вероятно, всех государств мира. Приняты декларации и конвенции, потрачены колоссальные усилия и средства. На ваш взгляд, каковы результаты этих усилий, если сравнить, к примеру, 1995 и 2015 годы?

М.С.: Давайте посмотрим, что произошло за 20 лет в моей родной стране – Великобритании. Там было несколько крупных политических скандалов. Это привело к пересмотру многих вещей и, в частности, к пониманию того, что коррупционные действия недостойны члена парламента, и что британцы должны что-то сделать и стать моделью для окружающего мира.

С одной стороны, речь шла о наказании преступников. Но это был лишь один аспект. Большое внимание было уделено изменению отношения к коррупции: в частности, были введены правила поведения госслужащих и публичных персон – чиновники и политики начали понимать: что правильно, а что нет. Пресса также стала уделять намного больше внимания коррупционным сюжетам. Я не скажу, что коррупция исчезла, но современные политики знают, что, если они не следуют установленным правилам – они обязаны уйти в отставку, а подозрения в их коррумпированности будут расследоваться. То есть, возникла новая культура отношения к этой проблеме.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG