Линки доступности

Кинорежиссер Бернардо Руис путешествует в мир организованной преступности Мексики

НЬЮ-ЙОРК - По самым консервативным подсчетам, начиная с 2007 года, более 23 тысяч мексиканцев пропали без вести, став жертвами войны наркокартелей. Эту страшную цифру озвучивает в своем новом документальном фильме «Королевство теней» (Kingdom of Shadows) режиссер Бернардо Руис (Bernardo Ruiz). Фильм выходит на экраны США 20 ноября.

Самые жестокие преступления, как утверждается в фильме, наркомафия совершает в городе Монтеррее на северо-востоке Мексики, где картели «Лос-Сетас» и «Гольфо» конкурируют за рынки сбыта наркотиков. Руис фокусирует внимание на попытках властей Мексики и США препятствовать террору и криминальной активности наркокартелей.

Три точки зрения, представленные в фильме, по-разному отражают одно явление – наркобизнес и связанный с ним разгул насилия и страха. Сестра Консуэло Моралес помогает семьям «исчезнувших», протестующих против жестокого произвола наркобаронов. Владелец техасского ранчо Дон Генри Форд вспоминает 1980-е годы, когда он занимался контрабандой марихуаны и угодил за это в тюрьму. И, наверное, самый любопытный персонаж фильма – офицер ведомства национальной безопасности Оскар Хейгелсиб, выходец из семьи нелегальных иммигрантов, знающий изнутри криминальный мир наркобизнеса.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал по телефону с Бернардо Руисом.

Олег Сулькин: Бернардо, с чего начался этот проект?

Бернардо Руис: Мой предыдущий фильм «Репортер» (Reportero) рассказывал о журналисте в северной Мексике, освещающем деятельность наркомафии. Два с половиной года ушли на работу над ним. Я влез в эту проблематику с головой, но много интересного осталось за кадром. Отсюда и потянулись ниточки к «Королевству теней». Не забывайте, я сам мексиканец, родился там и учился в школе. Имея двойное гражданство, значительную часть своей жизни курсирую между двумя странами – Америкой и Мексикой. История репортера и его расследования коррупции стала как бы входным билетом для меня в мир громадного теневого бизнеса, который расцвел пышным цветом в пограничных районах Мексики и США. Мне важно было гуманизировать эту сложную тему, выбрав для укрупнения несколько человеческих судеб.

О.С.: То, что вы называете гуманизацией, обернулось для зрителя погружением в реальную жизнь ваших трех главных собеседников. Почему вы выбрали именно их?

Б.Р.: Мне хотелось, чтобы зритель услышал хор голосов, полифонию мнений. В этом я вдохновлялся книгами таких латиноамериканских писателей, как Роберто Боланьо и Хуан Рульфо. Организованную преступность можно в определенном смысле сравнить с солнцем. Если долго на солнце смотреть, можно ослепнуть. Разумней анализировать его воздействие на окружающий мир. С Доном Фордом я познакомился после того, как прочитал его мемуары бывшего наркоторговца, выпущенные в 2004 году. Монахиня Консуэло Моралес ввела меня в группу родных и близких «исчезнувших», которым она стремится помогать. И самым важным составляющим этого человеческого треугольника стал Оскар Хейгелсиб, федеральный агент из Эль-Пасо. Назначив с ним встречу, я увидел крутого парня с длинными волосами, в татуировках. Я думал, что это какой-то байкер, но это был он, Оскар. Своим фильмом я очень хочу сломать бытующие стереотипы.

О.С.: А в чем они проявляются?

Б.Р.: В том, что тема наркокартелей часто преподносится как в игровом, так и в документальном кино в духе «сенсационализма». Выбираются самые зрелищные, шоковые детали, и на них делается главный акцент. Жгучая проблема международного бандитизма и криминального террора превращается в чистое развлечение. Это характерно, например, для сериала Narcos на сервисе Netflix, или для нового фильма с Бенисио дель Торо «Убийца» (Sicario). Проблема представлена двухмерно, банально и поверхностно, без должного осмысления. Но все не так просто, и в жизни стереотипы не работают. Вот и в моей картине бравый ковбой оказывается контрабандистом, кроткая монахиня – смелой правозащитницей, крутой реднек (redneck – жаргонное название белых фермеров, жителей сельской глубинки в США – прим. ред.) – федеральным агентом.

О.С.: Известно, что наркомафия жестоко мстит людям, которые выдают ее секреты. Может быть, поэтому многие очевидцы ее преступлений, боясь последствий, отказываются говорить на камеру. В вашей практике документалиста такое случалось?

Б.Р.: Я никогда не работаю в сопровождении охраны, телохранителей. В таком антураже никогда не добьешься доверительности и искренности собеседника. Те, с кем мы говорили, ничего не боялись. Для них, особенно для родителей «исчезнувших» парней и девушек, худшее позади – они лишились своих детей, и горе их безмерно. Но, конечно, встречались и те, кто отказывался отвечать на вопросы. Я уважаю их выбор. Мы долго готовились к каждому интервью, прежде чем включить камеру, расспрашивали и объясняли смысл нашего фильма. Как говорится: семь раз отмерь...

О.С.: С 2007 года число жертв наркомафии в Мексике, исчезнувших без вести, достигло 23 тысяч человек. В 2014 году американские пограничники на границе с Мексикой конфисковывали в среднем по 10 тысяч фунтов разных наркотиков за день. Также в среднем за день, по расчетам пограничников, примерно две тысячи единиц оружия нелегально пересекали границу с США. Можно доверять этим цифрам, приводимым в вашем фильме?

Б.Р.: Мы основывались на данных, приводимых официальными властями США и Мексики, а также на сообщениях общественных организаций, осуществляющих мониторинг наркотеррора. Так, Amnesty International считает 23 тысячи «исчезнувших» заниженной цифрой, полагая, что жертв 26 тысяч. А всего число убитых в нарковойнах достигло 125 тысяч человек. Увы, Мексика превзошла по этому трагическому показателю кровавое наследие и аргентинской военной хунты и режима Пиночета.

О.С.: Понятно, никто не ждет от документального кино готовых рецептов как исправить ситуацию. И все-таки – видите ли вы возможность победить наркокартели?

Б.Р.: Простых решений нет. Никакого волшебного выключателя нет, чтобы щелкнул и все: проблемы нет. Я думаю, в первую очередь, следует остудить горячую риторику, в которой Мексику обвиняют во всех смертных грехах, предлагают депортировать из Америки всех нелегалов и отгородиться от Мексики стеной...

О.С.: Вы имеете в виду Дональда Трампа?

Б.Р.: Почему вы так решили? (смеется). Должен быть открытый, многоплановый и нелицеприятный диалог между США и Мексикой. Проблему надо решать сообща, учитывая все ее аспекты, включая наркотрафик, иммиграцию, безопасность, судебно-пенитенциарную систему. Я надеюсь, мой фильм поможет этому диалогу.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG