Линки доступности

При поддержке Всемирного банка, Министерство социальной политики Украины начинает проект по уменьшению количества детей в детдомах и интернатах

Шесть с половиной лет назад Ольга из города Новояворовск Львовской области родила ребенка. Девочку назвали Аней. Из-за ошибок врачей, рассказывает Ольга, Аня стала инвалидом. Девочкаперенесла два инсульта, и ее развитие остановилось на уровне двухмесячного младенца.

До того времени, когда Ане исполнилось два с половиной года, Ольга пыталась растить ее сама. Но это было очень сложно. С мужем, который ни тогда, ни сейчас не предоставляет никакой поддержки, развелась. Немного помогали родители. Девочка росла, а ее потребности оставались как у новорожденного. Оставить ее наедине было невозможно – Аня все время плакала. Были проблемы со сном – иногда ребенок, а с ней и мама, не спали более суток. Эти и другие медицинские проблемы требовали лекарств и ухода. Трудно становилось носить ее на руках: семья жила на пятом этаже в доме без лифта.

Ольга привела ее сначала во Львовский дом-интернат для детей-инвалидов, а затем, в силу возраста ребенка – в интернат в городе Буково Львовской области. Когда ребенок был во Львове, говорит она, ей удавалось посещать дочь пару раз в неделю. Сейчас – только каждые две-три недели, потому что трудно и долго добираться в Буково. Каждые три месяца Ольга забирает Аню домой на пять дней вместе с другой девочкой из интерната – тоже Аней, старшим ребенком с незначительными умственными расстройствами, которая помогает смотреть за младшей.

Ольга говорит, что забрала бы Аню домой, если бы имела для этого хоть какие-то условия. Ее ситуация не является исключением. Многие дети в украинских интернатах имеют родителей. А сами родители – далеки от стереотипов о пьяницах и наркоманов, которых лишают родительских прав.

Директор базирующейся в Вашингтоне организации «Международная защита прав инвалидов» Лори Эйгерн говорит, что до 95% детей в украинских домах имеют родителей или родственников.

«Детей в детские дома толкают инвалидность и бедность. В Украине, как и во многих других странах, врачи еще в роддомах говорят женщинам: забудь об этом ребенке с инвалидностью, ты не сможешь за ним ухаживать. Отдай его в интернат. Будешь заботиться о своих здоровых детях. Мы много такого слышали», – рассказывает Эйгерн.

Ольга говорит, что интернатом в Буково она довольна. Во время посещения она видит, что воспитатели заботятся о детях. Своих воспитанников, даже старших детей с тяжелой формой инвалидности, берут на руки, выносят в лес на прогулку, занимаются ими.

Но исследователи «Международной защиты прав инвалидов», выдавшие отчет о состоянии детских домов, интернатов и других учреждений, в которых находятся дети-сироты в Украине, увидели и иную картину. Материалы для отчета «Нет пути домой» собирались в течение двух последних лет, а обнародован он был в апреле этого года.

Лори Эйгерн, которая сама участвовала в сборе данных, поделилась с «Голосом Америки» впечатлениями от визитов в украинские детские дома и интернаты.

«Как правило, интернаты находятся в очень отдаленных районах. Дети сидят или лежат и ни чем не заняты. Их просто «складируют». Некоторые привязаны к кроватям. Им одиноко. К сожалению, мы видели очень много интернатов, где ряды и ряды с детскими кроватями, в которых лежат дети с церебральным параличом, расщелиной позвоночника, дети просто там угасают», – рассказывает Эйгерн.

Увидели исследователи в Украине и интернаты, где дети ухожены, ими занимаются и хорошо кормят. Но даже в самых хороших условиях детям в детских домах, говорит она, плохо:

«Есть интернаты, где чисто, где детей достаточно кормят, но даже если детдом хороший, детям нужна семья, чтобы эмоционально развиваться – им нужна индивидуальная забота, особенно маленьким детям. Это – часть их развития. Установлено, что за каждые три месяца, которые ребенок проводит в детдоме, он теряет месяц когнитивного развития. Мы видим детей, которые попадают в детские дома и с ними, вроде бы, все нормально. Возвращаемся через какое-то время, а они сидят и качаются взад-вперед. У них развиваются симптомы аутизма. Они не получают достаточной стимуляции».

«Дети в детских домах очень уязвимы к тому, чтобы стать жертвой торговцев людьми. Никто не отслеживает, что с ними происходит. Идет война, детей перемещают, это делает их ситуацию еще более опасной. Есть дети, живущие в интернатах, которые, как нам рассказывали, работают на фермах по 12 часов в сутки. И еще одна проблема. Эксперты считают, что детские дома – идеальное место, чтобы найти ребенка для съемки в порнофильмах», – рассказывает исследовательница.

Подобная ситуация существует во многих странах, говорит Эйгерн. В Украине она еще ухудшается войной на востоке и ... отсутствием единого реестра детей. Никто на самом деле не знает, сколько проживает детей в детских домах и интернатах Украины. По словам Эйгерн, оценки колеблются от 82 тысяч до 200 000.

В Министерстве социальной политики Украины не согласны и называют данные – значительно ниже, чем представленные международными правозащитниками.

«Три-четыре года назад детей-сирот в Украине было больше 100 000. Сейчас детей со статусом ребенка, лишенного родительской опеки, чуть больше 83 тысяч. Из них 87% уже воспитываются в семьях граждан Украины, то есть это приемные семьи, детские дома семейного типа. Но большинство детей находятся под опекой у родственников. 7700 детей еще находятся в интернатных заведениях. Нет данных по Крыму и частично – по Донецкой и Луганской областям», – говорит Руслан Ковбаса, директор Департамента защиты прав детей и усыновления Министерства социальной политики Украины.

Проблем не скрывают, на них реагируют и пытаются решать.

«Бывают случаи жестокого обращения с детьми воспитателями или детей друг с другом. Сигналы есть. Вмешивается общественность. Часто мы эту информацию получаем, благодаря активной общественной позиции. Любые проверки, которые планируются на уровне Министерства, предусматривают готовность того или иного интерната к этим проверкам, но осуществляются и неожиданные визиты, они дают нам важную информацию, на которую мы реагируем », – говорит Руслан Ковбаса.

Начальник Управления по делам пожилых людей и предоставления социальных услуг Минсоцполитики Украины Оксана Сулима говорит, что Министерство проводит обучение для работников детских домов и других учреждений, но описанные в отчете случаи все равно происходят:

«Досадно узнавать информацию, изложенную в отчете. Есть случаи, которые действительно нивелируют достижения, которые мы сегодня имеем в нашей системе. Есть в принципе очень неплохие интернатные учреждения, тот же Дружковский дом-интернат в Донецкой области, где очень хорошо поставлена работа».

Руслан Ковбаса согласен с оценкой международных правозащитников, что именно бедность, а не потеря родителей является основной причиной, почему дети попадают в интернаты. Говорит, что в последнее время это становится даже более очевидным:

«Сегодня количество детей в интернатных заведениях уменьшается, но незначительно. На смену детям-сиротам приходят дети из малообеспеченных семей. Родители пишут заявления, что они не могут воспитывать детей в связи с ситуацией и сложными жизненными обстоятельствами».

Некоторые из этих родителей сначала детей посещают, а со временем о них забывают. И дети, говорит представитель министерства, не могут получить статус сироты, потому что родители у них есть, что лишает их возможности быть усыновленными.

«Международная защита прав инвалидов» борется за то, чтобы закрыть дома-интернаты по всему миру, как это уже сделали в США и в странах Западной Европы, а взамен – поддерживать семьи и способствовать усыновлению. В украинском Минсоцполитики согласны с такой постановкой вопроса.

Руслан Ковбаса подчеркивает – прямая помощь семьям лучше и для детей, и для бюджета страны:

«Даже если не брать во внимание моральную сторону вопроса и воспитательный процесс, а просто посчитать, сколько стоит пребывание ребенка в интернатном заведении, то это втрое дороже, чем пребывание ребенка в приемной семье или в детском доме семейного типа. Я уверен, что пребывание в простой, биологической семье будет еще дешевле для государства. Мы должны рассматривать вопрос поддержкисемей на уровне адресной помощи для того, чтобы дети не были изъяты из семьи».

Украина уже несколько лет работает над реформированием системы именно в этом направлении, говорит Оксана Сулима:

«Есть стратегия реформирования системы социальных услуг, которая одобрена Кабинетом министров, есть соответствующий план мероприятий, задачи. И эти задачи четко предусматривают составление планов реорганизации интернатных учреждений, в том числе создание альтернативных форм предоставления социальных услуг. Это может быть «поддержанное проживание»,дневной уход, временное пребывание».

На примере детей-инвалидов Сулима объясняет, как эта система должна работать в будущем:

«Основная цель – добиться того, чтобы ребенок оставался и воспитывался в семье. Дом-интернат будет реорганизован в дневной уход вроде детского сада – с утра привели, в течение дня ребенок находится, получает уход, образование, а вечером его забирают домой. В случаях с семьями, живущими в сельской местности, будет возможность пребывания ребенка в интернате в течение недели, а на выходные этот ребенок будет возвращаться домой. Это будут первые шаги, направленные на деинституализацию интернатных учреждений».

Альтернативы интернатам советского образца в Украине уже работают. В Минсоцполитике в качестве хорошего примера называют Центр социальной поддержки детей и семей в Киевской области. В «Луче надежды», созданном на базе закрытого детского дома «Барвинок», предоставляются услуги детям-сиротам, семьям с детьми, которые оказались в сложных жизненных обстоятельствах, одиноким матерям с новорожденными, которые нуждаются в поддержке и помощи.

Чтобы ускорить этот процесс Всемирный банк предоставляет Украине кредит на 20 тысячдолларов для проведения реформы в четырех пилотных областях – Черниговской, Житомирской, Днепропетровской и Донецкой. Деньги пойдут на поиск приемных семей для детей-сирот, поддержку и мониторинг этих семей, а также – на закрытие или перепрофилирование домов-интернатов на другие цели.

Украина получит еще 15 тысяч долларов, если в пилотных областях 40% детей, как здоровых, так и детей-инвалидов, будут возвращены в семьи, найдут приемных родителей или попечительство в детских домах семейного типа, а также – если будет принято законодательство для того, чтобы не только государство, но и негосударственные или коммерческие организации могли предоставлять услуги сиротам и семьям.

В Министерстве социальной политики возлагают на этот проект немало надежд. Говорят, мало вероятно, что удастся полностью преодолеть сиротство, но двигаться в этом направлении – необходимо.

«До 2020 года мы сможем достичь того, что будет не 87%, а 90-98% усыновленных детей, но определенное количество детей все равно останутся сиротами. Все равно они будут временно попадать в эти учреждения, например, на тот период, пока им не подыщут новую семью или устроят в детский дом семейного типа», – говорит Руслан Ковбаса.

«Мы надеемся, что в результате реформирования системы предоставления социальных услуг, –говорит Оксана Сулима – на этот рынок придут негосударственные организации и можно будет активнее развивать альтернативные формы, такие как примеры «поддержанного проживания» для детей-инвалидов или для молодежи с инвалидностью».

Она говорит, что примером подобного сотрудничества является работа с бездомными, когда местные власти сотрудничает с негосударственными организациями, частично их финансируя.

Всем, кто хочет помочь украинским сиротам, в организации «Международной защиты прав инвалидов» советуют не отправлять деньги, игрушки и одежду непосредственно в дома-интернаты, ведь это только подпитывает систему детских домов. В Минсоцполитики соглашаются.

«Безусловно, это неправильно, что помощь международных доноров, международных организаций направляется в те интернаты, с существованием которых государство борется. Мы на сегодняшний день имеем различные формы, которые можем предложить, – говорит Руслан Ковбаса. – Благодаря нашим международным донорам мы могли бы создать новую систему, для того, чтобы дети оставались в семьях граждан Украины».

И международные правозащитники, и украинские чиновники просят благотворителей помогать НГО, которые работают с сиротами и выпускниками детских домов, детским домам семейного типа и даже напрямую семьям, которым необходима поддержка, чтобы содержать своих детей.

В министерстве рассказали «Голосу Америки» и о том, что эвакуация из районов под контролем сепаратистов идет сложно. 1600 детей из Донецкой и Луганской областей было вывезено на территорию, подконтрольную украинской власти. У многих детей потеряны документы, пришлось их восстанавливать, но это не затормозило процесс усыновления и перевода в дома семейного типа.

181 семья и детский дом семейного типа, в которых проживает 441 ребенок, выехали с территорий Донецкой и Луганской областей под контролем сепаратистов. 10 детских домов семейного типа остается на территории под контролем сепаратистов в Донецкой области и 13 – в Луганской. Несколько семей выехали в РФ, связь с ними была прервана. Только в Донецкой области с 33 службами по делам детей у министерства нет контакта.

Во Всемирном банке рассказали «Голосу Америки», что, если реформа в пилотных областях пройдет успешно, ее расширят. Но здесь есть определенные проблемы – сопротивление системы, поскольку люди будут терять работу из-за реформы.Отмечается, что необходимо принять новое законодательство, которое облегчило бы предоставление социальных услуг частными организациями.

Ольга же видит и другие проблемы. Она говорит, что кроме материальных и инфраструктурных проблем, есть еще и проблема общественного восприятия. Она бы очень хотела, чтобы общество, ее знакомые, соседи и родственники с большим пониманием относились к тому, что она пытается воспитывать ребенка-инвалида и ко всем трудностям, которые ей приходится преодолевать.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG