Линки доступности

Иран, Новруз и проблема выбора

  • Виктор Васильев

Джон Керри и Джавад Зариф (фото из архива)

Джон Керри и Джавад Зариф (фото из архива)

Эксперты о вызовах в сфере режима нераспространения

МОСКВА – Переговоры по иранской ядерной программе возобновятся 26 марта. Об этом в субботу сообщил российский МИД.

Иранская делегация покинула переговоры, чтобы отметить дома наступление праздника Новруз. О чем накануне заявил министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф.

Напомним, крайний срок достижения рамочного соглашения, призванного ограничить иранскую ядерную программу в обмен на снятие международных санкций против Тегерана, определен как 31 марта нынешнего года.

В пятницу президент США Обама в видеообращении призвал иранских лидеров сделать выбор в пользу «разумного» ядерного соглашения, которое, по его словам, позволит положить конец изоляции Ирана и «расширит возможности иранского народа».

Потенциальная опасность создания Ираном ядерной бомбы – одна из главных сегодня, но не единственная угроза режиму нераспространения считает координатор программы «Проблемы нераспространения» в Московском центре Карнеги Петр Топычканов.

«Помимо тех вызовов, которые традиционно существуют в этой области, а именно – создание ядерного оружия неядерными государствами или получение технологий, которые могут быть использованы для создания ядерного оружия, определяются и новые вызовы, такие как участие негосударственных акторов в распространении ядерных технологий и материалов», – констатировал он в интервью Русской службе «Голоса Америки».

По его мнению, эти акторы становятся не только самостоятельными игроками со своими интересами, ресурсами и связями, но и активно используются государственными структурами различных стран.

«Их используют для того, чтобы получить такие технологии или, наоборот, в интересах тех или иных государств, приобретя на черном рынке или в третьих странах эти технологии, передать их заинтересованным государствам, – добавил Топычканов. – Это могут быть и террористические, и экстремистские организации. Также это могут быть общественные организации под видом различных форумов».

Однако главную угрозу здесь, конечно, представляют террористические организации, убежден эксперт.

«Некоторые из таких организаций в разных странах уже заявляли о своем интересе к оружию массового уничтожения, – продолжил он. – Вожделением этих акторов и государств являются новые технологии, которые способны влиять на пути и способы распространения ядерных технологий».

При этом речь идет, прежде всего, о революции в области информационных технологий, подчеркнул Топычканов.

«Использование различных программ, способов кибератак против ядерных объектов позволяет как негосударственным акторам, так и государственным тоже влиять на развитие ядерных программ, получать секретную информацию, в том числе сведения относительно устройства ядерного оружия и ядерных материалов, уязвимости системы безопасности ядерного оружия других стран и прочих вещей, которые, при попадании в руки злоумышленников, могут быть использованы для распространения ядерного оружия, технологий и материалов», – заключил он.

А вот старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, автор книг по международному терроризму Андрей Яшлавский, рассуждая о проблеме нераспространения, сделал акцент на иранской ядерной программе. На его взгляд, здесь много опасных нюансов.

«В самом Тегеране довольно скептически относятся к озвученным предложениям Вашингтона, – заметил он в комментарии «Голосу Америки». – Да и те страны Ближневосточного региона, у которых сложились особенно напряженные отношения с Ираном, тоже крайне встревожено следят за ходом переговоров на эту тему, подозревая, что Тегеран “под шум волны”, под разговоры о подвижках и уступках продолжает целенаправленно заниматься развитием своей ядерной программы».

Вместе с тем Яшлавский согласен, что ни в коем случае не стоит сбрасывать со счетов и остальные вызовы в сфере нераспространения, которые сами по себе «не растворятся в пространстве» без следа.

«Опасения относительно того, что рано или поздно в руках террористических структур могут оказаться средства, позволяющие им получить так называемую “грязную” атомную бомбу, существуют давно, – говорит он. – К счастью, пока эти опасения не оправдались. Но это совсем не значит, что этого не может случиться в будущем».

На сегодня в мире зафиксирована одна реальная атака на ядерный объект. В 1961 году мятежники, возглавляемый французским генералом Морисом Шале, пытались захватить ядерный полигон в Алжире. В результате возникшей опасности французы были вынуждены уничтожить экспериментальное ядерное устройство.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG