Линки доступности

Эксперты говорят о присутствии российских военных на востоке Украины

МОСКВА – Российская армия воюет в Украине – об этом заявляют как официальные представители Украины и стран Запада, так и российские эксперты, которые, в силу общественной деятельности, или опираясь на профессиональные знания, видят признаки этого, как минимум, с конца лета прошлого года.

Евросоюз и Канада ввели на уходящей неделе персональные санкции против ряда высокопоставленных российских военных, среди них – первый замминистра обороны России Аркадий Бахин, замминистра обороны Анатолий Антонов, замначальника Генерального штаба Андрей Картаполов, генерал-майор Алексей Наумец и военачальники, командующие армией и флотом России в Крыму. Евросоюз прямо заявил, что санкции против российских военных введены за их участие в «переброске российских войск в Украину».

В этом списке примечательно имя Алексея Наумца, командира 76-й гвардейской парашютно-десантной дивизии, дислоцированной в Пскове. Об этой дивизии российские журналисты и общественные деятели в прошлом году сообщили, что именно из ее состава были отправлены военнослужащие на войну в Украину, откуда домой вернулись не все. Закрытые похороны и могилы молодых военных с недавними датами смерти — все это было зафиксировано на многочисленных фотографиях.

Между тем, президент России Владимир Путин совсем недавно назвал тех, кто воюет на стороне пророссийских сепаратистов, «вчерашними шахтерами или вчерашними трактористами», предложив Украине «не зацикливаться на поражении» под Дебальцево.

Однако в России есть люди, уверенные в том, что отнюдь не шахтеры и трактористы, а кадровые российские военные участвуют в боевых действиях на востоке Украины.

Лев Шлосберг: российские подразделения в Украине несут большие потери

Депутат Псковского областного собрания депутатов, оппозиционный политик Лев Шлосберг первым придал огласке факты гибели военнослужащих в ходе секретных военных действий. Его публикации от августа 2014 года в газете «Псковская губерния» были о закрытых похоронах военнослужащих той самой 76-й дивизии ВДВ, командир которой, Алексей Наумец, попал под санкции, введенные Канадой.

В интервью «Голосу Америки» Лев Шлосберг рассказал, что после своих выступлений 2014 года «специальных поисков новой информации о российском участии в войне в Украине не вел, но какая-то информация меня находила сама, по инерции предшествующих публикаций и запросов».

«Эта информация подтверждает, что в Украине находятся регулярные части российской армии. Эта информация подтверждает, что отдельные воинские подразделения, не на уровне рот, а на уровне полков и бригад несут очень большие потери. Эти потери сопоставимы с потерями во время первой Чеченской войны. И похороны по-прежнему проходят в режиме секретности. Родных предупреждают о необходимости молчания» – говорит Лев Шлосберг.

Согласно выводам псковского политика, «информация зимы 2014-2015 годов также подтверждает, что абсолютное большинство российских военнослужащих участвуют в боевых действиях не как добровольцы, а как регулярные, слаженные для боевых действий кадровые воинские подразделения, а как они там называются в прессе для маскировки – «армия номер 15», «армия ДНР» или «армия ЛНР» – не имеет абсолютно никакого значения, в основе этих подразделений воюют регулярные силы».

«Весь почерк, уровень тактической подготовки участников этих боевых действий – это почерк регулярных воинских подразделений. Уровень их боевого технического оснащения – это также уровень регулярных воинских подразделений. Это не ополченцы, это профессионалы» – считает Лев Шлосберг.

Политик подчеркивает, что это — его личные выводы, основанные на информации, полученной от людей, которые входят в его «доверенный круг общения, и эта информация была получена этими людьми из первоисточников, то есть от непосредственных участников событий».

При этом с непосредственными носителями этой информации Лев Шлосберг встретиться не смог: «Этих встреч не было отчасти в силу того, что люди, в том числе родственники, не готовы были встречаться с посторонними напрямую для таких разговоров, поскольку жесточайшим образом усилился контроль за их коммуникацией, происходило тотальное отслеживание всех перемещений, встреч и так далее. Отчасти – потому что информация была почти случайно получена от людей, которые априори не пошли бы на такой контакт, и когда они об этом рассказывали, они не предполагали, что находятся в кругу людей, из которых кто-то может выйти на кого-то».

Тем не менее, по словам Льва Шлосберга, известно о достаточно большом количестве людей, которые могли бы рассказать о фактах отправки российских военнослужащих в Украину: «Был один момент, когда случилась пауза в «оплате войны» контрактникам, и они массово стали увольняться, когда им заплатили 20 тысяч рублей «боевой надбавки» в месяц за то, что они ежедневно рисковали жизнью. Они разорвали свои контракты и уехали, и сейчас даже давно знакомые не могут их найти по мобильным телефонам. Люди оборвали все связи. При этом перед отъездом со всех них взяли подписку о неразглашении».

«Если в августе 2014 года людям не сказали, куда и зачем их везут, просто отобрали средства связи и уже после перехода границы сообщили, какая стоит перед ними боевая задача, то теперь «про Украину» говорят заранее. И формально каждый может отказаться. Но у тех, кто отказывается, берут подписку о неразглашении служебной информации одновременно с расторжением контракта и предупреждают: «Если где-то хоть слово, то – всё, тебя найдут где угодно, и ты понесешь ответственность» – рассказывает Лев Шлосберг.

Александр Гольц: объективные данные говорят об участии России в войне

Независимый военный обозреватель Александр Гольц в интервью «Голосу Америки» выразил сомнение в том, что в последних боевых действиях, в частности, под Дебальцево, участвовали крупные соединения российских войск: «То, что они практически три недели брали маленькую станцию, говорит о том, что там не действовали крупные регулярные соединения российской армии. На уровне взвода – может быть, но не больше».

Военный аналитик считает, что российская армия на востоке Украины в основном представлена «в виде экипажей, специалистов по сложным видам боевой техники и инструкторов».

Тем не менее, у Александра Гольца нет сомнений в том, что в конце лета 2014 года в наступлении на Мариуполь принимала участие регулярная армия России: «Это было видно, когда они за сутки устроили котел под Иловайском и рассекающим ударом шли на Мариуполь».

Также, уверен военный эксперт, более чем достаточно свидетельств того, что Россия снабжает сепаратистов тяжелыми вооружениями: «В Минском документе, который Путин вместе с Меркель и Олландом подготовили для подписания сепаратистам, было упоминание о системе «Торнадо-С», которая должна быть отведена из зоны конфликта, от линии разделения на 140 км. А эта система никогда и никому Россией не поставлялась, она может быть закуплена только в том самом «универмаге имени Владимира Путина», и не закуплена, а получена».

«Есть и еще одно доказательство. Когда говорят о той военной технике, которая используется, на это сепаратисты отвечают: «А мы ее захватили у украинцев». Доказательство слабое, на мой взгляд, потому что такого количества боеготовой техники нет во всей украинской армии», – отмечает Александр Гольц.

«Но даже если допустить, что это так, – продолжает эксперт – то спрашивается – а откуда берется гигантское количество боеприпасов для этой военной техники? Пример, который, мне кажется, очень убедительным: один залп «Града» – это грузовик снарядов. Только один залп! А там шли настоящие артиллерийские дуэли! Откуда террористы берут все это добро? Это объективные данные, которые говорят об участии России».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG