Линки доступности

«Казнь в Славянске» по Первому каналу: о стратегии информационной войны

  • Виктор Васильев

Украинские события на российском телевидении

В российской блогосфере не утихает скандал, вызванный интервью Галины Пышняк – «обитательницы лагеря беженцев в Ростовской области», поведавшей о публичной казни трехлетнего ребенка, по ее словам, устроенной украинскими военными в Славянске. Материал, содержащий рассказ Пышняк, показал в минувшую субботу (12 июля) Первого канал российского телевидения.

«Центр города. Площадь Ленина. Наш Горисполком – это единственная площадь, куда можно согнать всех людей. На площади собрали женщин, потому что мужиков больше нет. Женщины, девочки, старики. И это называется показательная казнь. Взяли ребенка трех лет мальчика маленького в трусиках, в футболке, как Иисуса на доску объявлений прибили», – рассказала Галина Пышняк.

У некоторых пользователей соцсетей возникли, однако, сомнения в достоверности этого рассказа. Они вспомнили, в частности, что центральная площадь Славянска, где, по утверждению Пышняк, состоялась казнь, имени Ленина не носит, а именуется Площадью Октябрьской революции. По словам Пышняк, вооруженные отряды сепаратистов сформированы из «обычных работяг – шахтеров». Рабочие Славянска, однако, – скорее машиностроители (в городе три крупных завода), чем шахтеры.

Наконец, по данным вебсайта belaruspartisan.org, живет Галина Пышняк (Остапенко) в городе Обухов – в 45 километрах от Киева, а ее муж Константин Пышняк – сотрудник «Беркута», судя по его странице на Facebook, присоединившийся к пророссийским сепаратистам.

По словам находившегося в тот момент в Славянске сотрудника «Новой газеты» Евгения Фельдмана, обитатели города о «казни» не слышали.

Как же соотносится материал, показанный Первым каналом, с действительностью? Выяснить это попытался московский корреспондент Русской службы «Голоса Америки», обратившись в Дирекцию общественных связей телеканала. Однако получить комментарий от руководства канала ему не удалось.

Московские эксперты тем временем активно комментируют скандал. По мнению руководителя фонда «Общественная экспертиза» Игоря Яковенко, причина его – отнюдь не в непрофессионализме работников телеканала.

«И выпускающий редактор, и все, кто принимал участие в создании этого материала (по телевизионной технологии там никак не меньше пяти человек), прекрасно понимали, что это очень серьезная провокация с далеко идущими целями. Это мощнейший информационный заряд ненависти, который намеренно вброшен на многомиллионную российскую телеаудиторию», – так Яковенко прокомментировал случившееся для Русской службы «Голоса Америки».

«Полагаю, – продолжает Яковенко, – что главный виновник здесь – Константин Эрнст (гендиректор Первого канала – В.В.). Потому что когда по главному каналу страны в прайм-тайм показывают чудовищную ложь о том, что украинские военные распинали и в течение полутора часов казнили трехлетнего мальчика, а потом мучили его мать на глазах у сотен жителей города и, в конце концов, убили ее, то это уже даже не Геббельс – хуже».

Публицист Ирина Ясина охарактеризовала передачу Первого канала как «чрезвычайно грубую подделку».

«Это ни в каком средстве массовой информации нельзя было давать категорически, – сказала Ясина московскому корреспонденту Русской службы «Голоса Америки». – И то, что это вышло на Первом канале, – стыд и позор»

«Говорят, – продолжала Ирина Ясина, – что Константина Эрнста в Москве не было, а если бы он был, то тоже, наверное, ужаснулся бы. Я знаю его очень много лет, и хочется надеяться, что он был не в курсе».

Впрочем, передачу с Галиной Пышняк едва ли можно назвать исключением. Недавно российские СМИ опубликовали историю об «ополченце Александре Скрябине», якобы бросившемся под украинский танк со связкой гранат. Позднее выяснилось, что Скрябин умер несколько лет назад.

В чем задача подобных публикаций?

По словам Игоря Яковенко, субботнее интервью на Первом канале призвано «вызвать ненависть у русского народа» к украинским силовикам. И, по его оценкам, многие воспринимают подобные передачи некритически.

«У нас, – констатирует Яковенко, – люди привыкли верить федеральным телеканалам, государственным СМИ. Думаю, что многие после этого начинают ненавидеть Украину, начинают считать украинцев нелюдями. И это очень серьезный момент. Ведь потом немалое число людей начинает собираться на войну, чтобы защищать этих несчастных детей – «мальчиков в трусиках», которых умерщвляют украинские изверги».

По мнению журналиста, этому способствует официальная позиция сегодняшней российской власти, транслируемая центральными телеканалами.

«Она, – поясняет Яковенко, – заключается в том, что Путин войска не вводит, но в то же время как бы подталкивает граждан самим ехать на Восток Украины и вступать там в ряды ополчения. Это страшная вещь. Я не знаю примеров такой политики. Ни в одной стране мира, по-моему, не было случая, когда государство само воевать не хочет, а гонит на войну своих доверчивых граждан».

У Ирины Ясиной – сходное мнение. Правда, по ее мнению, «вал грязной пропаганды», обрушивающийся на россиян, нередко приводит к обратному эффекту.

«У нас, – продолжает Ясина, – в последнее время люди спрашивают друг друга: ты смотришь телевизор? Это такой тест. Если человек не смотрит, значит – с ним можно общаться. Телевизор стал тумбочкой, на которую можно только цветочки поставить, и, в общем, он приличному человеку давным-давно стал не нужен в нашей стране».

Впрочем, Ирина Ясина отмечает и другое: немало людей привыкли к «наркотику телевидения» и до сих пор верят ему. «Да, – подчеркивает она, – на многих оно (телевидение) уже оказывает действие от противного. Но все-таки находятся и другие – те, кого удается оболванить».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG