Линки доступности

Эксперты из Болгарии и Латвии рассказывают об опыте своих стран.

В среду вечером на плановом заседании Комитета Европейского Союза на уровне постоянных представителей были приняты санкции в отношении еще 11 человек из-за их роли в украинских событиях.

Список состоит в основном из украинских сепаратистов, в нем также могут быть имена одного или двух граждан России. Всем этим людям закрывается въезд на территорию Европейского Союза, а их активы будут заморожены.

В то самое время, когда стало известно о расширении списка невъездных в ЕС россиян и украинцев, в генеральном консульстве ФРГ в Санкт-Петербурге выступал уполномоченный правительства Германии по связям с Россией Гернот Эрлер. Он рассказывал собравшимся о том, как изменились взаимоотношения ЕС и России после начала активной фазы событий в Украине и особенно после аннексии Крыма. По словам Эрлера, взаимный кризис доверия между Россией и ЕС – самый глубокий с 1991 года.

«Я встречался с представителями Делегации немецкой экономики здесь, в Санкт-Петербурге», – продолжал уполномоченный правительства ФРГ. По его словам, предприниматели Германии уже отметили эффект от первых двух этапов санкций.

На фоне ухудшающейся экономической конъюнктуры в самой России – снижения курса рубля, падения производства и роста цен – дальнейшие меры против российских чиновников и компаний, а также возможные секторальные санкции неминуемо скажутся не только на попавших в «черные списки» представителях российской элиты, но и на повседневной жизни рядовых жителей страны, - убежден Гернот Эрлер.

При этом гость из Берлина признал взаимозависимость российских и европейских экономических интересов. В частности, Россия обеспечивает до трети потребностей Евросоюза в нефти и газе. Вместе с тем, отвечая на вопрос одного из участников встречи, Гернот Эрлер заметил, что степень энергозависимости разных стран ЕС от России не сказывается на их политической позиции. В том числе – относительно непризнания законности аннексии Крыма.

Что же касается подписанного Украиной (а также Грузией и Молдовой) соглашения об Ассоциации с Евросоюзом, то уполномоченный правительства ФРГ по связям с Россией повторил, что данный документ не гарантирует автоматического членства в ЕС, а предполагает, что страны-подписанты проведут реформы, которые приблизят их политическую и экономическую систему к стандартам Объединенной Европы.

О том, какой путь проделали недавно присоединившиеся к Европейскому Союзу страны, в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» рассказали эксперты из Болгарии и Латвии.

Фактор зависимости от российской энергетики

Профессор политических наук Софийского университета Огнян Минчев специализируется на анализе событий в Восточной Европе и на постсоветском пространстве.

По свидетельству доктора Минчева, болгарское общество разделилось в отношении оценки событий в Украине и роли России в этих событиях. «Обе половины придерживаются полярно противоположных взглядов. Большое количество болгар поддерживает Россию, думая, что в Украине произошел переворот, инспирированный Западом.

В то же время либерально настроенная часть болгарского общества поддерживает происходящую в Украине трансформацию, думая, что это – нормальный процесс становления независимого национального государства, который характерен для всех распадающихся империй в 19, 20-м и теперь уже в 21-м веке», - отмечает политолог.

В российской прессе часто встречаются утверждения, что Болгария, вступив в Евросоюз, нанесла непоправимый ущерб своей экономике, и что жители постсоветских стран, подписавших соглашение об Ассоциации с ЕС, непременно разделят «плачевную участь» болгар.

Действительно, в настоящее время Болгария является самой бедной страной Евросоюза. Но, говоря об экономических особенностях своей родины, Огнян Минчев предлагает обратить внимание и на другие государства бывшего СЭВ, вступившие в ЕС чуть раньше Болгарии. В частности, на Польшу и Чехию, которые нередко приводятся в качестве успешного преодоления глобального экономического кризиса. По мнению доктора Минчева, это произошло потому, что в Польше был сильный блок экономистов, входивших в «Солидарность», а в Чехии – команда реформаторов, группировавшихся вокруг «Хартии - 77».

В Болгарии ситуация совсем иная. «Из всех стран так называемого социалистического содружества у нас было самое большое влияние со стороны Советского Союза», – напоминает профессор. Именно поэтому, по мнению Огняна Минчева, по ряду показателей Болгария стоит ближе к бывшим советским республикам, чем к центральноевропейским странам, которые так же были членами социалистического лагеря. И это – первый фактор, обуславливающий специфическое развитие страны после 1989 года.

В Болгарии была слабая оппозиция коммунистическому режиму. После смены политического строя либералы-западники из Союза демократических сил продержались во власти лишь непродолжительное время, когда они могли осуществлять реформы. «Во-вторых, – продолжает собеседник “Голоса Америки”, – в Болгарии почти 100 процентов энергетического сектора находится в руках российских корпораций.

Газ поставляется “Газпромом” по единственной трубе, электричество производится на атомной станции, которая полностью зависит от поставок топлива из России. Наконец, “Лукойл” контролирует бензиновый рынок в Болгарии».

Огнян Минчев резюмирует, что российские корпорации через энергетический сектор Болгарии могут осуществлять полный контроль экономического развития страны.

«Я не хочу сказать, что российское влияние – плохое по определению, – оговаривается болгарский эксперт. – Проблема в том, что присутствие российских корпораций в Болгарии и в других странах Восточной Европы имеет конечной целью установление режима монополии на рынке поставок горючего и энергетического сырья.

А через установление монополии Россия сможет влиять на политические и общественные процессы в подконтрольных странах. Наконец, осуществляя эту модель, российские корпорации коррумпируют нашу элиту на разных уровнях».

Минчев заключает, что все вышеперечисленное стоило бы учесть новым украинским властям при осуществлении ими реформ в рамках подписанного соглашения об Ассоциации с Европейским Союзом.

Об истоках скептицизма в Западной и Восточной Европе

В числе стран, вступивших в ЕС несколько раньше, чем Болгария, находится и Латвия. При этом, до начала глобального экономического кризиса в августе 2008 года, считалось, что экономика в республике развивается достаточно успешно.

Депутат Латвийского Сейма Борис Цилевич по просьбе корреспондента Русской службы «Голоса Америки» прокомментировал некоторые особенности отношения стран так называемой «старой Европы» к новобранцам Европейского Союза.

По его словам, необходимо учитывать двойственность внутри самого ЕС. «С одной стороны, все более-менее понимают, что интеграция – это для Европы единственный способ конкурировать на мировых рынках с такими гигантами, как Китай, Соединенные Штаты, Индия, Россия и другие большие государства», – констатирует Цилевич.

Именно с этой целью Европейский Союз стремится к расширению своих границ и снятию всяких барьеров.

С другой стороны в последние годы внутри ЕС наблюдается рост национализма, как стремление противостоять глобализации и сохранить свои самобытные черты. Наибольшую опасность в этой связи, по мнению Бориса Цилевича, представляет увеличивающаяся популярность откровенно ксенофобских партий, что показали недавние выборы в Европейский парламент. «Евроскептицизм, в значительной мере, является более мягким проявлением национализма и расизма», – подчеркивает депутат Латвийского Сейма.

В этой связи и отношение к государствам, вошедшим в Евросоюз за последние десять лет тоже двояко. «С одной стороны, думающие люди не могут не понимать, что появление на рынках труда “старых демократий” рабочей силы из новых государств идет на пользу экономике “старой Европы”. Это – нетребовательная, как правило, квалифицированная, старательная и дешевая рабочая сила», – отмечает Борис Цилевич.

С другой стороны, понимая все это, многие обыватели Западной Европы предпочитают, чтобы выходцы из бывших соцстран работали, вносили свой вклад в экономический рост, но при этом никак не напоминали бы о себе в повседневном быту. «И это сегодня, наверно, основная проблема Евросоюза: как совместить эти две тенденции», – считает Цилевич.

Кстати, евроскептики есть и в самой Латвии. Их лидер Нормунд Гростиньш всегда говорил, что его страна стала членом не того Евросоюза, в который в свое время вступали Португалия, Ирландия и Греция. По мнению Гростиньша, Латвия согласилась на условия в несколько раз худшие, чем названные страны.

Правда, даже главный латвийский евроскептик видит положительные моменты от присоединения к ЕС. Это – свобода работать, учиться, просто путешествовать по любой европейской стране. То есть – избавление от участи провинциалов. Кроме того, признает Гростиньш, Брюссель и Москва достигли договоренности об облегчении визового режима для инвалидов, студентов, бизнесменов, дипломатов, чего в одиночку Латвия от России бы не добилась.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG