Линки доступности

Жители востока Украины перебираются в Россию

Количество беженцев из Украины в Россию продолжает стабильно, хотя и не слишком быстро, расти. По официальным данным, которые на днях представил общественности глава ФМС Анатолий Кузнецов, их число уже достигло 500 тыс человек. Украинские СМИ поспешили обвинить чиновника в манипуляциях со статистикой, однако очевидно, что жители востока Украины перебираются в Россию.

Однако способна ли Россия «переварить» приехавших за последние полгода украинских граждан, учитывая то, что нелегальная миграция уже в течение нескольких лет является для РФ больной темой? Российские власти не дают однозначного ответа на этот вопрос, а Совет Федерации РФ даже выступил с предложением обратиться к Европе с просьбой принять часть мигрантов.

«Гуманитарной катастрофы тут нет»

Представляет ли вообще поток беженцев из Украины серьезную проблему для России? Руководитель сети «Миграция и право» Светлана Ганнушкина в комментарии Русской службе «Голоса Америки» сообщила, что так не считает.

«Я думаю, что этим людям, конечно, помочь можно, и что у нас из-за них никакой гуманитарной катастрофы нет, – заявила она. – Для России это вполне посильный груз: у нас есть и силы, и возможности, и определенные международные обязательства, которые нас обязывают выполнить наш долг по Конвенции о статусе беженцев и согласно нашему собственному закону о беженцах».

Эксперт также прокомментировала заявления о количестве украинских беженцев. «Поток к нам, в общественные организации, небольшой, и я думаю, это связано с тем, что это первый поток, который сколько-нибудь серьезно принимает наше государство, – рассказала она. – Больше всего беженцев в Ростовской области, и там люди проходят через границу, как неделю назад писала наша сотрудница, по 200-300 человек в день».

По словам Ганнушкиной, сама она официальным подсчетам не очень верит. «Когда я слышу о цифре в полмиллиона беженцев за полгода, я понимаю, что это просто все люди, которые за это время вообще пересекали границу, – пояснила она. – А что касается статистики по людям, подавшим заявление о предоставлении статуса беженца или обратившимся с просьбой о временном убежище, то она совершенно ничтожна – их около десяти тысяч человек».

Кто бежит? Зачем бежит?

Есть и другой немаловажный вопрос: насколько плохо положение местных жителей в Луганской, Донецкой и прочих украинских областях в зоне конфликта? Сведения украинских и российских СМИ тут серьезно расходятся: одни говорят о затухании боевых действий и возобновлении мирной жизни, другие – о зверствах силовиков и об отсутствии жизненно важных товаров в магазинах. Так кто прав?

С этим вопросом Русская служба «Голоса Америки» обратился к семье, уехавшей из Луганска в Москву, чьи члены пожелали остаться анонимными. Им, по их собственным словам, в отличие от многих их знакомых, сильно повезло: у них есть близкие родственники в Ростовской области, у которых они планируют переждать «самое горячее время». А в том, что оно скоро пройдет, у семьи особых сомнений нет. «Когда мы уезжали, на прилавках уже туалетная бумага появилась и сыр, – со смехом говорит глава семьи. – Мы даже подумали – а может, стоит остаться?».

Именно это – дефицит продовольствия и товаров первой необходимости – и является, по словам собеседников «Голоса Америки», главной причиной бегства. «Жить там тяжело, но можно, только вот с едой проблемы, – рассказывает глава семьи – Ну и обстрелы слышно: бомбят – не идешь на работу, не бомбят – идешь, чуть ли не танки у себя в огороде видишь».

В целом же, по словам очевидцев, паники и особых зверств ни они, ни их друзья не наблюдали: «Были погибшие и раненые у каких-то знакомых знакомых. Но это слухи, никаких подтверждений».

О том, что положение граждан Украины даже в местах боевых действий не так уж страшно, «Голосу Америки» говорила и Светлана Ганнушкина. «За небольшим исключением, у людей не погиб никто не только из близких, но и из знакомых, и не был ранен, – констатировала она. – То есть того, что было, например, после Чечни, когда люди уже даже не оплакивали погибших, а только старались спасти тех, кто еще жив, здесь, конечно, нет».

Однако есть и другая информация: как рассказал Русской службе «Голоса Америки» заведующий отделом Института стран СНГ Владимир Евсеев, беженцы все же сталкиваются с притеснениями и невозможными для жизни условиями, но на территории самой Украины.

Речь, по его словам, идет о людях, бежавших из зон боевых действий, к примеру, в Харьковскую область. «В Донецкой и Луганской областях множество людей испытывают страшный дискомфорт, оказываясь как бы между двумя огнями, – сообщил он. – Есть, однако, беженцы и в других областях Украины, например, в Харькове, и, если бы вы увидели, в каких условиях они там содержатся, у вас бы волосы встали дыбом».

Запад должен помочь

Продолжая тему нечеловеческих условий содержания беженцев на территории Украины, Владимир Евсеев поднял тему международной помощи.

«Когда поток беженцев в Турции превысил 10 тысяч человек – а это намного меньше, чем сейчас в России – то Турция попросила международную помощь, которая начала ей оказываться по линии различных организаций, – рассудил эксперт. – Россия такой помощи не просит, хотя поток беженцев там куда больше, и я считаю, что помощь все равно должна оказываться дополнительно».

По его словам, необходимости принудительного вмешательства в российские дела нет, однако международные организации, тем не менее, могли бы выступить с какими-нибудь предложениями.

«Хотя лучше бы они помогали не тем гражданам Украины, которые находятся на территории России, а тем, которые проживают в Донецке и Луганске», – добавил Евсеев.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG