Линки доступности

В Донецке погиб оператор Первого канала Анатолий Клян


Поделись! Выпуск 180

Александр Бородай: «Ответных действий? Мы их освободили без условий, если честно. Конечно, мы надеемся на то, что мировое сообщество нас поймет. Вот, собственно, и все».

Ведущая Наташа Мозговая: Это был Александр Бородай, «премьер-министр» самопровозглашенной Донецкой народной республики, который прокомментировал освобождение двух групп наблюдателей ОБСЕ, захваченных сепаратистами месяц назад в Донецкой и Луганской областях, и даже заявил о готовности предоставить наблюдателям охрану.

В эфире «Голоса Америки» проект «Поделись», с вами Наташа Мозговая.

Павел Зверев пишет в Твиттере: «Путин, Меркель и Олланд призвали Порошенко продлить режим прекращения огня». Максим Ко, тоже в Твиттере: «Майдан предупредил Порошенко о риске повторить судьбу Януковича».

В субботу лидеры России, Украины, Германии и Франции обсудили кризис в восточной Украине и в частности, возможность направления инспекторов ОБСЕ на российско-украинскую границу. В американской администрации на это обычно говорят: «Как хорошо, что они разговаривают! Других вариантов выхода из кризиса все равно нет».

Путин, Олланд и Меркель также призвали президента Украины Петра Порошенко продлить режим прекращения огня – срок перемирия, объявленного украинским президентом в одностороннем порядке, истекает сегодня в 10 вечера.

Между тем, новости из восточной Украины по-прежнему выглядят, как сводка с фронта – в частности, вчера главе МВД Украины Арсену Авакову пришлось комментировать на своей странице в Фейсбуке информацию о взрыве склада с боеприпасами на территории военной части, расположенной в Донецке. «Я отдал такой приказ, чтобы предотвратить попадание оставшегося на складе оружия и боеприпасов в руки террористов», пишет Аваков, подразумевая пророссийских сепаратистов.

FashionKilla в Твиттере: «Телеоператор Первого канала Анатолий Клян, смертельно раненный на Украине, до конца продолжал вести съемку». Александр @plushev в Твиттере: «Еще один наш коллега – оператор Первого канала Анатолий Клян – погиб. 68 лет. Соболезнования родным и близким. Бессмысленная и безумная война».

В заявлении на сайте Первого канала говорится: «Он держался до последнего и даже хотел сам закончить съемку. Когда оператор понял, что сделать это уже не сможет, он сказал об этом корреспонденту и передал ему камеру».

Франция и Великобритания осудили гибель оператора Первого канала Анатолия Кляна – он был смертельно ранен в Донецке, в ночь на понедельник, в перестрелке возле одной из воинских частей. МИД России и Европейская ассоциация журналистов призвали украинские власти провести расследование обстоятельств его гибели. Мы выражаем соболезнования близким Анатолия.

Наш корреспондент Игорь Рискин много лет был коллегой погибшего журналиста. Игорь, здравствуй!

Игорь Рискин: Да, Наташа, привет. Это очень тяжелое время сейчас для меня, и говорить про Толю тоже. Толя – он был сама жизнь, понимаете? Толя и ранение в живот, Толя и смерть – это абсолютно никак не может уместиться в моей голове, как, я уверен, не умещается в головах многих из тех, кто его знал. Я тоже присоединяюсь к этим соболезнованиям, хочу выразить их семье Толи, его сыну Андрею, которого я тоже знал, который работал с нами и работает, возможно. Я с Толей познакомился давно, в 2002 году, соответственно, мне было тогда 24 года, Толе было 56. И так получилось – сначала случайно, что мы попали вместе на съемку, когда я перешел на Первый канал. Мы куда-то поехали.

И мне так понравилось и работать с ним, и быть рядом с ним, что потом мы очень долгое время работали вместе и проехали вместе разные страны, какие-то довольно экзотические даже места – мы были во Французской Гвиане, например, в Южной Америке. Мы были в Индии, в Пакистане, в Камбодже. Мы были здесь с ним, в США, приезжали в командировку, работали в ООН.

Толя был великолепным человеком в общении – потому что телевизионщики знают, когда ты приезжаешь в эту командировку, когда ты находишься вдали от дома, твой оператор для тебя, твоя группа для тебя – как и ты для них – и брат, и жилетка, если надо поплакаться, и папа, и мама. И Толя, кстати, был очень заботливым человеком. И при этом безукоризненным профессионалом.

Это было профессиональное удовольствие – отсматривать его исходники, например. То, как он снимал, как он жестко хватал картинку. То, как он видел события и понимал то, что нужно. Толя и смерть – это немыслимо, хотя он прошел не только Украину, которая стала для него последней, где все никак не могут определиться, война это – не война, перемирие – не перемирие… Толя прошел Афганистан, Толя прошел Югославию, Толя бывал в самых горячих точках. И вот когда написали – ты процитировала – на сайте, что он до последнего снимал, невзирая даже на ранение – я видел эти жуткие кадры, когда он уже раненый, в этом автобусе, кричит: «Я не могу держать камеру!» – вот он в этот момент думал о камере, что он упадет, что пропадет, возможно, отснятый материал, его потом не найдут – а он при этом терял сознание, и ему оставались какие-то считанные минуты…

Наташа Мозговая: Игорь, ты говоришь, что он работал во многих горячих точках. Очень часто люди, которым не приходилось бывать в таких местах, спрашивают – а он не боялся? Вы не боялись?

Игорь Рискин: Ты знаешь, мы все – журналисты, кто работал в больших каких-то СМИ, особенно мужского пола, но и многие женщины, девушки не отставали от нас, мы все побывали в горячих – или подогретых – точках. И я в них бывал, и Толя в них бывал, многие, всю редакцию возьми – там единицы, кто не ездил в эти точки. Боялись ли мы? Трудно сказать. Понимаешь, мы привыкли смотреть на жизнь там – там такая психология, наверное, была – мы привыкли смотреть на жизнь, как на исходник. И часто казалось, что вот это страшное, происходящее – оно не произойдет с тобой. Ты же это снимаешь, у тебя же – вот у оператора есть видоискатель, он наводит камеру, ловит кадр, нажимает кнопку.

В такие моменты трудно бывало осознать, что ты тоже уязвим, что от тебя пуля или осколок тоже не отскочит, если попадет. Толя – я это еще раз хочу повторить – был безукоризненным в работе профессионалом – высшей марки и пробы – и поразительного опыта, сейчас таких уже, наверное, мало. На телевидении он, наверное, лет сорок – он прошел корпункты еще во времена Центрального телевидения. Он работал в Йемене, в Португалии. Он знал об этой профессии все, что можно о ней знать, абсолютно все, не было в ней для него тайн – и профессиональных, и каких-то человеческих.

Наташа Мозговая: Спасибо, Игорь. Напомним, что речь идет уже о третьем журналисте, погибшем в результате кризиса в Украине – в Луганской области погибли корреспондент российского телеканала «Россия -1» Игорь Корнелюк и звукооператор Антон Волошин. При этом пресс-секретарь информационного центра СНБО Андрей Лысенко заявил, что в зоне проведения антитеррористической операции безопасность гарантирована лишь аккредитованным в СБУ журналистам. Российские СМИ при этом собираются продолжать освещать конфликт – надо думать, с обеих сторон. Павел Гусев, руководитель Союза журналистов Москвы, заявил, что будет начата подготовка представителей средств массовой информации к боевым действиям.

Кстати, Комитет в защиту журналистов, который базируется в Нью-Йорке, выпустил специальную брошюру на эту тему – и на их сайте есть много рекомендаций на эту тему. Хотя все журналисты, кому приходилось работать в горячих точках, знают: как рекомендации, так и бронежилет ничего не гарантируют.

Конца кризиса в Украине пока не видно – аналогично высказался в беседе с нами и президент Израиля Шимон Перес, который завершил вчера недельный визит в США.

«Этот кризис начался с одного, продолжился в другом ключе, я не думаю, что мы близки к его завершению. Мне кажется, президент Путин попытался ответить на некоторые из заданных ему вопросов – но напряженность остается, и это еще не конец», – сказал он.

Естественно, основной темой визита Переса в США – помимо вручения ему Золотой медали Конгресса – стала ближневосточная тематика. В частности, он с пониманием отнесся к нежеланию американской администрации принимать чересчур активное участие в кризисе в Ираке, заявив, что конфликт между шиитами и суннитами – это не американская, а арабская проблема, и что Лига арабских государств должна начать решать проблемы своего региона сама.

На этом сегодняшний выпуск «Поделись» подошел к концу – следите за развитием событий на сайте «Голоса Америки», пишите нам в Твиттере по адресу @podelis.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG