Линки доступности

Еще раз о любви к детям: «Дети404»


Елена Климова, основатель группы «Дети404» (courtesy Jan Wesenberg/Ян Весенберг)

Елена Климова, основатель группы «Дети404» (courtesy Jan Wesenberg/Ян Весенберг)

Группу поддержки ЛГБТ-подростков могут оштрафовать и закрыть

«Я хочу жить сегодняшним днем, где я люблю девушек, а для государства я не существую. Потому что пропаганда среди нас запрещена, а значит, таких детей, как я, попросту нет. Идиллия!»

Эти слова написала 15-летняя девушка, участница проекта «Дети404». Проект был основан в марте 2013 года. «Дети404» – это группа поддержки в Интернете для подростков нетрадиционной сексуальной ориентации, где они могут обменяться мыслями, сомнениями, опытом, оказать друг другу моральную поддержку, найти друзей, найти любовь, улучшить отношения со своими родителями.

В Нижнем Тагиле, где живет основатель проекта Елена Климова, против проекта «Дети404» возбуждено дело об административной ответственности. Власти считают, что Климова нарушила ч.2 ст.6.21 КоАП РФ, запрещающую «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений» среди несовершеннолетних. Елену вызывали к следователю уже дважды.

А вот еще цитата из письма той же самой 15-летней участницы проекта, со слов которой начинается эта статья: «Я та самая несовершеннолетняя. Среди нас запретили пропаганду гомосексуализма. Чудно. Государство все делает ради детей, замечательно. А никто не подумал о том, что сами несовершеннолетние могут быть гомосексуальны?»

Лена и дети

Русская служба «Голоса Америки» побеседовала с Еленой Климовой из Нью-Йорка по телефону. Елене 25 лет, она журналист по профессии, живет в Нижнем Тагиле, где в марте прошлого года и основала проект «Дети404». Во время нашего телефонного разговора Елена Климова звучала бодро. Несмотря на разницу во времени между Нью-Йорком и Нижним Тагилом – 11 часов – и позднее время. Несмотря на то, что скоро ей опять нужно будет идти в суд.

Вот как проект «Дети404» начинался: в марте прошлого года для портала «Росбалт» Лена написала материал о том, что геи были, есть и будут, что бороться с ними – неправильно, что они составляют определенный процент человечества, и этот факт нужно просто принять (сама Елена является представителем ЛГБТ-сообщества). И вдруг она получает письмо от 15-летней девушки, которая ей пишет: хотела покончить жизнь самоубийством, потому что все узнали, что я – лесбиянка, но ваша статья заставила меня передумать. Елену это письмо потрясло. «Меня поразило то, что я кого-то спасла от смерти», – призналась она.

Елена решила сделать на эту тему как можно больше публикаций. Она поняла, что о подростках-геях в России в нейтральном тоне вообще практически не говорят – нет статистики, нет информации, нет групп поддержки, нет государственных организаций, которые занимались бы этим вопросом. Климова составила опрос для подростков-геев: Сталкиваетесь ли с дискриминацией? Как с ней боретесь? Намерены ли уехать за границу? В опросе участвовали 115 человек, и Лена на основе их ответов опубликовала несколько статей на порталах «Росбалт» и «Город 812», и ей начали приходить письма. Так родился проект «Дети404».

Устами младенца (и взрослого)

Елена Климова попросила участников проекта – не только подростков – объяснить, что в их жизни означает группа «Дети404». Вот что они ей написали:

Иван Морев, 16 лет, Москва:

«Я смог поделиться накопленной болью с миром, меня успокоили и поддержали, я нашел много друзей, понял, что не так уж одинок. И еще я понял, что все мы должны держаться вместе, ведь только единой силой, единым порывом, приложив усилия, мы сможем преодолеть все препятствия, которые ставит нам мир, пытаясь погубить нас, уничтожить, унизить и растоптать».

Алина, 17 лет, Ульяновск:

«Ваша группа – одно из крайне немногих мест, где я могу почувствовать себя в безопасности, ведь меня могут понять и поддержать. Я не знаю никого конкретно из проекта, но чувствую невероятную дружескую атмосферу, искренность, готовность выслушать безымянных участников. Ваш проект помогает преодолевать мне сложный период в жизни...»

Людмила, Казахстан:

«Проект многое изменил в моей жизни: помог избавиться от внутренней гомофобии, которая раньше очень мешала общаться с людьми. Благодаря проекту я поняла, что в мире живет множество подростков, у которых такие же проблемы, как у меня. Отношения с родителями наладить пока что не получается, но я думаю, что это вопрос времени».

Х., 25 лет:

«Я вступила в проект, а чуть позже пригласила сюда свою маму. Мне стоило больших трудов заинтересовать ее, поначалу она была настроена скептически. Но, прочитав огромное количество историй подростков и молодых людей, с некоторыми из них поговорив лично, мама полностью изменила мнение обо мне».

Кристина А., 27 лет, Днепропетровск:

«Очень проект повлиял, перестала обвинять себя в том, в чем не виновата, то есть что я лесбиянка. Помог найти друзей».

Психолог Анна Хальберштадт

Анна Хальберштадт живет в США более 25 лет. Она психолог и психотерапевт, в России работала по этой специальности, в США получила еще одну степень, руководила психиатрическими клиниками и психотерапевтическими программами, работала с иммигрантами из России и стран бывшего СССР, имеет частную практику. Она рассказала «Голосу Америки», что сексуальная ориентация у ребенка проявляется в достаточно раннем возрасте и что это не связано с обстановкой в семье или с отношениями с родителями.

«В 1950-60-е годы психиатры пытались понять, почему возникает та или иная ориентация, – рассказала доктор Хальберштадт «Голосу Америки». – Предполагалось, что в семьях, где папа ведет себя отдаленно, а мама психологически давит на мальчика, он вырастет геем, но все эти предположения на практике не подтвердились. В детстве любовь и фантазии не носят откровенно сексуальный характер – они относятся к области влечения, увлечений, чувств. Но дети уже лет в 11 четко знают, нравятся ли им девочки или мальчики. А сегодня молодое поколение в США, которое растет без страха и давления на них в вопросе ориентации, они говорят, что знают уже лет в 8».

Доктор Хальберштадт напомнила, что на Западе психиатры, психологи и психотерапевты в своей работе пользуются Руководством по психическим расстройствам (Diagnostic Pchychiatric Manual), где описаны диагнозы различных психических заболеваний. Гомосексуализм был исключен из этого руководства еще в 1970-е годы и с тех пор болезнью не считается.

Ранее, в 1950-е годы, гомосексуализм в США пытались лечить – даже электрошоком (сегодня в некоторых ультрарелигиозных общинах довольно редко, но продолжают применяться подобные методы). «Лечение» оказывалось безрезультатным. «Опыт показал, что это не работает, это профанация, – отмечает доктор Хальберштадт. – Это приводило к тому, что эти мужчины становились тайными гомосексуалами, а их ориентация не менялась».

Хальберштадт считает, что сегодня в США для молодого поколения вопрос принятия геев в обществе – особенно в больших городах и в нерелигиозных общинах – практически не стоит, потому что молодежь уже вообще не видит тут проблемы или конфликта. Сегодняшние молодые гомосексуалы говорят: я всегда был геем и знал об этом. Поколение постарше, те, кому сейчас около 50-ти, утверждают, что в молодости обычно пытались оправдать ожидания своих родителей и поэтому «выходили из шкафа» намного позже.

«Сегодня это перестало быть табу, по телевизору можно смотреть гей-программы, многие известные люди “вышли из шкафа” и не скрывают своей ориентации, – подчеркнула доктор. – Поэтому в результате проводимых психологами фокус-групп оказывается, что 60 процентов их участников вообще не считают, что это проблема. Они даже говорят: “Вот я могу жениться, так и мои товарищи-геи должны иметь такое же право”. У молодежи сегодня более высокий порог толерантности. И это можно назвать прогрессом».

Лена и закон

За год существования проекта «Дети404» участники написали более тысячи писем. Вообще в группе сейчас около 15 тысяч детей и взрослых. Проект не зарегистрирован, то есть официально не является организацией, и, по словам Елены Климовой, не имеет никакого финансирования. Помимо Елены, в нем «волонтерят» еще семь человек и десять психологов. «Когда дела у кого-то из подростков совсем плохи, из дома выгоняют или что-то подобное, я их переадресовываю к нашим психологам», – рассказывает Елена.

В первый раз в МВД Нижнего Тагила Елену вызвали 17 января 2014 года. Следователь по имени К.С. Буланичев сказал ей, что депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Милонов написал на нее заявление в разные инстанции – в Генпрокуратуру России, в Генпрокуратуру Петербурга. Он потребовал оштрафовать и закрыть проект «Дети404» за пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних. Лена рассказала следователю, чем занимаются участники проекта, и следователь сообщил ей, что состава преступления не видит и, скорее всего, никакого дела заводить не будет.

Однако 1 февраля Лену опять вызвали в прокуратуру. Тот же самый следователь сказал ей, что будет составлять протокол об административном правонарушении.

«Я спросила, что изменилось... Ну, и сделала вывод, что кто-то из его начальства велел ему составить протокол», – говорит Лена.

В вину ей вменяется то, что она создала группу, в которой пропагандируется гомосексуализм. Дело передали в суд, и скоро ей туда тоже нужно будет явиться.

«Я нашла адвоката и пойду с ним в суд, – рассказывает Лена. – Я особых надежд не питаю, и нам, наверное, это решение придется оспаривать вплоть до Европейского суда по правам человека. У меня нет таких денег, чтобы заплатить штраф 100 тысяч рублей за пропаганду с использованием Интернета. Это очень большая сумма».

Арсен Халитов

С Арсеном Халитовым корреспондент «Голоса Америки» познакомилась на митинге протеста у российского консульства в Нью-Йорке. Митинг был посвящен началу Олимпиады в Сочи и российскому закону о запрете пропаганды гомосексуализма среди подростков. Арсен, повернувшись лицом к консульству, держал плакат, на котором по-русски и по-английски было написано: «Отстаньте от Лены Климовой и “Детей404”».

Arsen Khalitov

Arsen Khalitov

Арсен уже не подросток – ему 29, но он регулярно посещает группу «Дети404» на страничке «ВКонтакте». «Я прочитал про эту группу, зашел, посмотрел, заинтересовался, – рассказал он «Голосу Америки». – Там есть определенное количество подростков до 18 лет – они понимают, что гомосексуальны, и это обернулось для них проблемами – с родителями, в школе, может, об этом кто-то узнал, началась травля, или наоборот, приходится держать в секрете. Многие из этих подростков – из маленьких городов и населенных пунктов. У них нет квалифицированной помощи, и окружающие принять их не готовы».

Арсен ходит на страничку проекта и оставляет там свои комментарии. Он говорит, что, когда приехал в США, ему повезло. Его первая работа была в штате Флорида, и его первым начальником был психолог-пенсионер Ричард, который буквально каждый день с ним беседовал.

«Ричард со мной разговаривал, беседовал, обсуждал личные темы, – рассказывает Арсен «Голосу Америки». – Потихоньку начал раскрывать меня. Больше года он со мной работал. Он проделал большую работу и помог мне избавиться от моих необъяснимых тогда для меня комплексов».

Каких комплексов?

«Когда я рос в Казани в конце 1990-х – в 2000-е годы, никаких групп поддержки не было, Интернета не было, – говорит он. – Я осознавал точно, что бисексуален, но особо себя не анализировал. Но меня в школе травили – и хуже всего было то, что я не понимал, почему я так раздражаю людей, раздражаю тем, какой я есть».

В 19 лет Арсен решил перестать скрывать, что он гей. Когда его спрашивали, есть ли у него девушка, он говорил: «Нет и быть не может». Это вызывало у людей агрессию. Но у него уже был бойфренд – и по словам самого Арсена, «когда у тебя есть близкие отношения с кем-то, тебе нечего стесняться». Юноши даже по-своему бросали вызов обществу – в День святого Валентина, когда в городе были акции для романтических пар «купи билет в кино и второй получи в подарок», они приходили к кассе кинотеатра и просили второй билет бесплатно. Кассирша сначала думала, что они шутят, а потом отгоняла их от кассы.

Каким бы человеком вырос Арсен, если бы в годы взросления в его распоряжении был такой ресурс, как группа «Дети404»?

«Если бы такая группа тогда была, я мог бы там писать о своих проблемах, – говорит Арсен. – И у меня, может, не было бы тех комплексов, с которыми я сейчас борюсь: инфантильность, стеснительность, заниженная самооценка. Все это как раз формируется в подростковом возрасте. Все это приобретают подростки-геи, когда сталкиваются с непониманием окружающих».

«Нас не догонят» или мы не догоняем?

Россия – страна контрастов. Закон о запрете пропаганды гомосексуализма приняли. Зато на открытии сочинской Олимпиады российская команда выходит на стадион под песню группы «Тату» «Нас не догонят». Сценический образ «Тату», как мы помним, – это две нимфетки-лесбиянки, демонстрирующие страсть друг к другу публичными поцелуями в губы.

Почему же российское общество в массе своей не принимает гомосексуалов, которые решают открыто заявить о своей ориентации? И почему сообщество российских психиатров не обращает внимания на факты, которые для западных специалистов являются доказанными уже несколько десятилетий?

Арсен Халитов говорит, что в России геи и лесбиянки находятся в глубоком подполье, это очень закрытая культура. И пока они скрывают свою ориентацию, все нормально. Только когда кто-то «выходит из шкафа», он сталкивается с агрессией.

«У русского человека есть желание все обобщить, – считает Арсен. – Он не любит, когда кто-то проявляет свою индивидуальность. И когда заявляет, что отличает от других, это вызывает агрессию».

По мнению доктора Хальберштадт, российская гомофобия – это сложное культурное и политическое явление, которое объясняется отсутствием толерантности в самом широком смысле. А еще, по ее мнению, это результат национальных комплексов, больного национального самолюбия. И приводит к тому, что по-английски называется macho posturing – этакое шовинистическое «выпячивание груди», попытка демонстрации абсолютной мужской силы, без оттенков, вариаций и пространства для других, «несиловых» стилей поведения.

«Президент Путин сам олицетворяет собой такого дворового мальчика, который размахивает кулаками и показывает, у кого власть в руках и кто контролирует этот двор, – считает доктор Хальберштадт. – Мне кажется, такое средневековое отношение к геям идет от неприятия любой свободы».

По мнению Елены Климовой, главная причина – в том, что в России свободы существуют только на бумаге.

«Уральское телевидение сделало репортаж о нашем проекте “Дети404”, и он был страшно гомофобный, – рассказывает Елена. – Даже когда в нем говорили про нас, показывали каких-то мужиков в перьях. Ну представьте, сидит какая-нибудь бабушка перед телевизором, а ей показывают какого-то раздетого мужчину. Она естественно, думает: срам какой. Люди не получают объективную информацию, потому что в стране нет свободных СМИ. И свободного бизнеса и свободы массовых собраний тоже нет – все это только на бумаге. У нас нет прав человека. Права есть только у тех, кому принадлежит власть».
  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG